Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Свирель и волны

Синмуиа Великого, тридцать первого государя, наименовали посмертно Чонмёп — Мудрый правитель, а происходил он из рода Кимов. Он вступил на престол в первом году правления под девизом Кайяо — Начало сияния, в год «змеи», в седьмой день седьмой лупы. В том же году на берегу Во­сточного моря воздвиг он в честь покойного отца, государя Мунму Великого, монастырь Камыиса — Благодарение за милость. (В монастырских книгах говорится: «Дабы защитить страну от японских пиратов, государь Мупму начал строить сей монастырь, но преставился, не завершив постройки, отчего оборотился драконом — повелителем моря. Его сын Сниму и, став государем, завершил отделку алтаря на второй год Кайяо. Под ступенями пробит лаз к востоку того ради, чтобы дракон мог входить в монастырь и возвращаться назад. Верно, в завещании это место было избрано хранилищем останков покойного; оно называется Трванам — Скалой великого государя. А монастырь назвали Камынса. Впоследствии люди приметили место, где являлся дракон, и придумали название Игёндэ — Терраса, с которой виден дракон. В следующем году, в год «лошади», в пятой луне, морской смотритель, по имени Пак Сукчхои, доложил государю: — В Восточном море появилась скала. Она плывет к монастырю Камынса: нахлынут волны — подходит ближе, отхлынут — уходит дальше. Государь изумился и велел придворному астрологу Ким Чхунджилю устроить гадание. Тот доло­жил: — Ваш покойный батюшка, сделавшись морским драконом, оберегает государство с моря. А князь из рода Кимов по имени Юсив, один из сыновей тридцати трех небес, па памяти нашего поколения спустился па землю и стал пыпе великим сановником. Двое совершенномудрых объединили свою силу и пожелали, где жил прежде, чтобы приветствовать духа и поблагодарить его за все. Остановился он в горном монастыре «У начала трех дорог», и среди ночи, как когда-то, является к нему дух, окликает его по имени и спрашивает: — Ну, каково тебе было в дальних странствиях, на трудных морских стезях и па сухопутье? Учитель ответил: — Взысканный милостью духа странствовал благополучно. Дух промолвил: — А ведь и я удостоился заветного наказа от духа. Соединимся же ныне клятвою и станем помогать друг другу во всех предбудущих рожденьях. Вонгван спросил: — Появится ли истинный облик духа? Дух ответил: — Ну что ж. Пусть учитель посмотрит утром на восточный край неба. Наутро Вонгван посмотрел па восток, а там — огромная рука просунулась сквозь облако и касается небесного окоема. Ночью дух пришел, как обычно, и спрашивает: — Видел учитель мою руку? И Вонгван ответил: — Видел! Редкостное чудо! Чудо из чудес! В народе гору, на которой обитал учитель, называют Пиджансан — Гора, над которой рука длинна. И дух тогда сказал: — Вот и мне не дано было избежать смерти! Вскоре я умру здесь, на ближнем перевала. Учитель, приходите, проводите душу мою в смертный путь. В назначенный день Вонгваи пришел и видит: лежит на перевале старая лисица, черная, будто лак, и едва дышит. Жизни в ней уже чуть-чуть осталось. Миг — и вея отлетела.