Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Сим-чен

Давно-давно, когда еще не приходили японцы, когда еще монахи Будды, в своих больших шляпах, были священными гостями, и не запрещали им выходить из своих монастырей, в королевстве Сан-нара жил бедный слепой старик со своей женой. Его звали Сим-поис, а жену Кванситун. У них не было детей, и это было их главное горе. И потому, когда родилась у них дочь Сим-чен, радости их не было конца. Но на восьмой день Кванситун умерла, и слепой Сим-поис остался со своей маленькой дочкой. Он носил ее на руках из дома в дом, и везде, где были матери с грудными детьми, они кормили Сим-чен своей грудью. Так незаметно вскормили Сим-чен, так же незаметно и выросла она и стала самой красивой девушкой, какая когда-либо была на земле. Все говорили об этом ее отцу, но Сим-поис отвечал всегда: — Я слепой и не знаю того, о чем вы говорите мне. Но раз мимо его фанзы проходил монах и, услышав его, спросил: — А чтобы ты дал великому Будде, если бы он возвратил тебе зрение? — Я дал бы ему триста мешков рису,—-сказал Сим-поис. — Откуда ты, бедный слепой, достанешь столько рису? — спросил монах. Сим-поис ответил: — Что говорю я, то верно, потому что нет такого человека, который осмелится обмануть Будду. — Хорошо,—сказал монах:—принеси рис в монастырь, и ты получишь зрение. Монах ушел, а Сим-поис стал думать о том, как он мог обещать столько рису и откуда ему достать его. Но, сколько он ни думал, он ничего не мог придумать. Тогда он загрустил и перестал принимать пищу. — Отчего, отец, ты не ешь ничего?—спросила его Сим-чен. — Я не скажу тебе, отчего я не ем ничего,—ответил отец. Тогда заплакала Сим-чен и сказала: — Разве я не забочусь о тебе? Разве я не отдам за тебя жизнь, чтобы видеть тебя опять веселым? Тогда Сим-поис рассказал ей все. — Не печалься, отец, и ешь: это Будда так велел тебе сказать, и он сам и исполнит все. Через некоторое время пришли к ним купцы, которые собирались ехать через море за товарами в Нан-сан. Они пришли купить девушку, чтобы принести ее в жертву морю, когда море рассердится и начнет их топить. — Купите меня, —сказала Сим-чен, —за триста мешков рису. Купцы подумали и согласились. На четырнадцатый день третьего месяца купцы назначили свой отъезд. Последняя ночь оставалась только, Сим-чен сидела у изголовья своего отца и тихо плакала. Одна слеза упала отцу на лицо, и проснулся он. — Дочь моя, зачем ты плачешь? Сим-чен испугалась: — Не спрашивай меня, отец. — Нет, я спрашиваю. Я твой отец, и ты должна мне все сказать. — О, отец, не спрашивай меня. — Так ты чтишь предков, так почтут и тебя. Иди от меня. Испугалась Сим-чен еще больше и все рассказала отцу. Заплакал слепой: — О, дочь моя, дочь, зачем ты так сделала,—я запрещаю тебе. И он пошел к купцам и сказал им: — Не отдам я вам свою дочь, берите свой рис назад. — Рис мы уже отправили в монастырь,—ответили ему купцы. Тогда старик упал на землю, рвал на себе волосы и кричал: — Зачем отнимают у меня дочь? На что мне на старости лет глаза, чтобы выплакать их опять? Она молодая, я старый... Но Сим-чен нежно обнимала его и говорила: — Не говори так, отец: часто на старом дереве цветут цветы, и нет их на молодом... Это воля богов и я не боюсь смерти... Так ушла Сим-чен с купцами, и ее провожали подруги, которым говорила она: — Не плачьте обо мне, а если вы меня любите, то кормите моего отца и ходите за ним так, как ходила я. Не плачьте, потому что я не боюсь смерти и рада умереть за своего отца. Все пришли и все слышали ее слова, и глава рода их, старик, еще больший, чем ее отец, сказал ей: Ты великая девушка, и надо, чтобы всякий делал то, что он может. Ты не умрешь и из рода в род будешь жить с нашими предками, и между первыми из них ты будешь первая. И, повернувшись к Сим-поису, он сказал ему: — А ты ее отец, и твой почет с ней Так сказал древний, как век, старик, глава их рода, и что сказал он, то так и будет. И все слышали и плакали. И плакали купцы и прибавили еще денег на пропитание слепого Сим-поиса. А Сим-чен ушла в подводное царство и увидела там столько чудес, что забыла про землю. Прошло три года Поехали купцы назад, на родину, с богатой добычей. Плывут они по морю и видят, что там, где принесли они Сим-чен в жертву морю, плавает лучшая из роз «канг-секхва». Взяли они эту розу и сказали: — Это прекрасная Сим-чен превратилась в эту розу. Когда приехали купцы на родину, им рассказали, что молодой король их очень болен, и может его вылечить только цветок «капгсенхва». Тогда они пошли к королю и продали ему за большие деньги цветок. Тогда морской бог спустил Сим-чен через радугу назад на землю, прямо в королевский сад. Спит Сим-чен, и снится ей, что пришла к ней мать и говорит ей: — Ты будешь королевой. Проснулась Сим-чен и видит: идет к ней молодой король и держит в руках прекрасный «капгсенхва». — Кто ты? — Я не знаю,—и Сим-чен говорила правду, она забыла про землю. — Красивее тебя, —сказал ей король, —я не видал никогда, и ты будешь моя жена. И, когда сыграли свадьбу, Сим-чен вспомнила, как жила она прежде на земле, Еспомпила отца. Она рассказала все своему мужу. Если бы она до свадьбы вспомнила, не была бы королевой по закону, так как была незнатного рода. Но теперь уже все было сделано, и король послал за ее отцом. Когда привели ее отца, королева обрадовалась и спросила: — Ты всегда видел, старик? — Нет, я не всегда видел,—сказал старый Сим-поис, но моя дочь умерла за меня, и я стал видеть. Тогда заплакала королева и сказала: — Я твоя дочь. Ты не узнаешь разве моего голоса? То-то была радость! Король назвал старика своим тестем, и жили они все трое и долго и счастливо. Только и грустила иногда Сим-чен, когда вспоминала злой обычай бросать молодых девушек в море, но король говорил, утешая ее, что, может быть, и их судьба не хуже ее. А потом они сели па корабль и увезли с собой Сим-Чен. Сперва они плыли благополучно, море было тихое, и часто на его поверхности показывались русалки. Они кивали Сим-чен головой и жалели ее. Сим-чен сидела и тоже грустно кивала и думала: «Скоро, скоро мы с вами увидимся». А потом поднялась буря, и спряталось солнце в своем золотом дворце. И с громом запирались окна дворца темными ставнями, и стало темно, и бешеные волны поднялись выше корабля. Тогда Сим-чен потребовала себе сосуд с чистой водой—чен-хвашу—и стала молиться за спутников. Помолившись, она мужественно подошла к борту корабля и, закрыв глаза руками, бросилась в бушующее море. — Так прекраснейшая из прекраснейших роз, «капгсенхва» оторвана от родной ветки и унесена неумолимым потоком,—сказал один из купцов, в то время, как остальные в немом ужасе смотрели в мрачные и темные бездны океана. Но уже конец страшной буре, отворяются двери золотого дворца солнца, и уже глядит оно из-за рядов своих и золотистых, и пурпурных, и оранжевых башен, из своей нежно-лазуревой дали на убегающий по зеле-нопрозрачным волнам корабль.