Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Тысячерукая печальница

Во времена государя Кёндока в деревне Хангири у одной женщины по имени Химёп ребенок пяти лет от роду вдруг ослеп. И однажды мать взяла младенца и отправилась в монастырь Пупхваиса. Там, в левом притворе, на северной стене было изображение Тысячерукой Печальницы. Мать заставила дитя сложить хянга и с благоговением спеть пред ликом Печальницы. Дитя тотчас прозрело. Вот эта хянга: «Преклоняю колени, просителем в храм войдя, Ожидаю пощады, смиренно ладони сложив. Тысячерукой Кваным Молитву смиренную ныне я возношу. Тысяча рук у тебя и тысяча глаз. На око одно уменьши богатства твои: Мне, кто на оба глаза сегодня слеп, Око одно удели, меня исцели. Если, благая, мне не откажешь ты, То милосердье твое да пребудет со мной!» В славословии же говорится: «В лошадки и в дудочки тешась игрой, ожидал я, когда подрасту. Но лазурные камни моих очей закутались в темноту. Когда бы Великой Печальницы милость не вернула зрения мне — Кто ведает, сколько бы весей провел, Тополей не видя в цвету!»

ЁНДЖЭ ВСТРЕЧАЕТСЯ С РАЗБОЙНИКАМИ

Ёнджр был неизменно весел и свободен от суетных привязанностей. Кроме того, он слагал дивные хянга. К старости Ёнджэ решил стать отшельником и поселиться в Южных горах. На пути туда он повстречал разбойников числом более шести десятков человек. Они было захотели убить его. Но Ёнджей не испугался и только с веселым видом на них глядел. Они удивились, спрашивают, как его имя. Он говорит: Ёнджэ. Оказалось, слава его дошла и до разбойников, и они приказывают ему сложить хянга. И Ёнджр произносит хянга, сложенную в единый миг: «Дни, когда облика Будды не ведал я, Когда постигать его еще не умел, Ушли давно, и я удаляюсь теперь, Дабы соблазнов мира больше не знать. Но лицезрение ваших ужасных лиц К нарушеныо заветов любого способно вернуть, Оружье страшное, коим бряцаете вы, Отдаляет весьма грядущее благо от вас. Но добродетели холм не настолько высок, Чтобы взойти на него любой не сумел!» Разбойники были потрясены глубиною смысла хянга и поднесли Ёнджр в дар два свертка узорча­того шелка. Но тот отказался и промолвил со смехом: — Из корысти и мзды вырастает подземный ад. Ныне я ухожу в далекие горы, там и окончу свои дни. Мне ртот шелк не нужен! И швырнул его наземь. И вновь слова Ёпджр потрясли разбойников до глубины души. Побросали копья, сняли мечи, обрили головы и сделались его учениками. Вкупе со святым укрылись они в горах Чирисан и уже не возвратились более в мир. Ёнджр исполнилось в ту пору девяносто лет, и было это в правление Вонсопа Великого. А славосло­вие Ёнджр гласит: «К совершенству помыслы обратив, с посохом в горы иду. Разве в жемчуге, в яшме, в узорных шелках истинное найду? Вы, что живете в зеленом лесу, даров не сулите мне: У кого ни крупицы золота нет — тот вовек не будет в аду».