Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Во имя будды

Во времена государя Пичхо наставник Адо и три ученика его также явились в дом Море. Обликом и нравом второй Мукходжа, прожил он сколькото лет и отошел без мук и хвори, но ученики его остались жить у Море. Они вникали в священные свитки и усердно множили число обращенных. К тому времени и государь захотел восславить имя Просветленного, но сановники его тогда еще не уверовали и возмутились против этого, и государь не знал, как ему быть. Только сановник Ичхадун, один-единственный, обратился к нему и сказал: — Ничтожный слуга умоляет отрубить ему голову, чтобы все пришли к согласию. Но государь сказал: — И ради истинной веры не попущу я убийства безвинного. А Ичхадун сказал: — Если истинная вера восторжествует, слуга ваш не станет жалеть о смерти. Тогда государь призвал мужей совета и спросил их, и те сказали: — Взгляните па них! Бреют голову, ходят в диковинной одежде, речи их странны и извилисты, а вера необычна. Допусти мы ее теперь, не пришлось бы потом раскаяться. Вот почему ваши слуги, скорбя о тяжести проступка, все же осмеливаются перечить высочайшей воле. И только Ичхадун сказал: — Неправые, неправые речи! Ведь если появились необычные люди, значит, затем последуют и необычные дела. Я слушал их и скажу: учение Будды глубоко и мудро, в нем нельзя усомниться! — Но нельзя и пренебречь мнением многих лю­дей, и только ты один имеешь другое мнение, а я не могу принять оба совета сразу,— сказал государь и велел казнить его. Перед смертью Ичхадун сказал: — Принимаю казнь ради веры, и коль скоро Просветленный владеет силою чуда, от смерти моей качнутся дела необычайные! И отрубили ему голову, и из раны заместо крови хлынула влага молочного цвета. Чудо сие поразило нсех, и уж более никто не выступал против веры, заповеданной Буддою.

О ТОМ, КАК ЛИ СУН УВЕЩЕВАЛ ГОСУДАРЯ КЁНДОКА

На двадцать втором году от начала правления государя Кёндока, летом, в четвертой луне, отпра­вили посла к государю страны Тан и поднесли дары. Осенью, в седьмой луне, буря в столице срывала черепицу с крыш и вырывала с корнем деревья. В восьмой луне вновь зацвели абрикос и слива. Министры Синчхун и Ким Он подали в отставку. Ли Суй, любимый слуга государя, внезапно отринул сей мир и ушел в горы. Многократно был призываем, по не вернулся. Он тстал монахом, построил монастырь Таисокса во имя государя и там поселился. Но едва дошло до Ли Супа, что Кёндок пристра­стился к музыке и развлечениям, он тотчас явился к дворцовым воротам и сказал: — Слуга ваш слышал, что в древности из-за того, что Цзе и Чжоу предались разврату и пьянству, дела правления стали хиреть и государство погибло. Когда впереди видна опрокинутая телега колесами вверх, едущие следом должны поостеречься. Слуга надеется, что его величество сам исправит свою оплошность, дабы утвердить благополучие страны. Выслушав Ли Суна, государь тяжко вздохнул и отменил все увеселения. Он позвал Ли Суна в свои покои, и тот несколько дней кряду излагал государю начала веры, заповеданной Буддою, а также советовал, что надлежит предпринять для лучшего управления государством.