Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Бамбуковые листья

Тринадцатый государь Сияла Мичхуниджыльгым был потомком Ким Альджи в седьмом поколении. Владея наследственной пурпурною кистью госуда­рей, он отличался совершенной мудростью и достоинством духа. Наследовал он государю Чомхэ. Ныне могила государя зовется «Усыпальницею основа­теля». Это потому, что он первый в роду Кимов стал государем, и все последующие государи из этого рода почитали Мичху как основателя династии. Мнчху правил страною двадцать три года, затем г кончался. Могила его находится на востоке от монастыря Хьшнюнса. В правление четырнадцатого государя Юре люди царства Исо совершили набег на Кымсон. Войско нише отбивалось отчаянно, но силы его стали сякнуть, и тогда к нам на подмогу явились воины необычного вида — за ушами у них торчали листья бамбука. Вместе с нами бросились они на врагов, разбили их наголову и тут же пропали неизвестно куда. Вдруг наши воины видят — ворох бамбуковых листьев подле могилы Мичху. Тогда-то они догада­лись, что это покойный государь посылал им помощь. С тех пор и зовется его могила «Бамбуковой усыпальницей». В правление тридцать седьмого государя Хегона, на четырнадцатом году правления под девизом Дали — Великая последовательность, в год «овцы», и четвертой луне, над могилою Ким Юсина неожиданно взвился вихрь, и возник в нем какой-то человек верхом на коне, обликом вылитый Ким Юсин, при нем четыре десятка вооруженных людей. Все в кольчугах, вошли они в «Бамбуковую усыпальни­цу». Могила всколебалась, послышались оттуда рыданья и жалобы. Голос Ким Юсина сказал: — Всю жизнь помогал я своим землякам, упавая их от разных напастей. И ныне, сделавшись духом, я охраняю родное царство. Сердце мое, отво­дящее беды и прогоняющее несчастья, пи разу не переменилось. Но вот недавно, в год «собаки», безвинно казнили моего потомка. Ни государь, ни его подданные даже и не вспомнили о заслугах моих. Я намерен уйти отсюда и поселиться в другом месте. Не стану более радеть о благе страны! Пусть государь дозволит мне это. Мичху ответил: — Если и мы с тобой не позаботимся о царстве, что будет с народом? Ты уж старайся, как прежде! Юсин трижды просил, и трижды Мичху отказы­вал. Юсин возвратился к себе, и новый вихрь взвился над его могилой. Государь Хегон, правивший в ту пору, узнав об Этом, испугался и спешно послал к усыпальнице Ким Юсина первого министра Ким Гёнсина, дабы воздать князю за его заслуги. Монастырю Чхвисонса подарили тридцать кёль полей для жертвоприношений в честь Ким Юсина и молений о благополучии в царстве мертвых. Монастырь тот построен был на счастие после того, как Юсин покорил Пхеньян. Да, кабы не дух Мичху, не удалось бы утишить гневную ярость великого воителя! Царство, хранимое государем Мичху, никак не назовешь малым. И люди, заботясь о прочности его и покое, пе уставали приносить жертвы Мичху, а равно и трем горам. Усыпальницу Мичху возвысили даже над могилою Хёккосе и почтили названием «Великой усыпальницы».