Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Глупость Кэро

В двадцать первом году правлерия государя Кэро, осенью, в девятой луне, когда вторгся когурёский государь Корея и с тридцатитысячным войском обложил Хансон, столицу Пэкче, а государь Крро, заперев крепостные ворота, не решался выступить в бой, когурёсцы, разделившись по четырем направлениям, начали бить с боков, а затем, воспользовавшись ветром, пустили огонь и сожгли крепостные ворота. Государь растерялся и не знал, что предпринять, затем он собрал несколько десятков всадников, выбрался за ворота и поскакал в сторону запада. Когурёсцы пустились за ним в погоню и убили его. Задолго до этого Чансу, замышлявший напасть па Пэкче, искал человека, который пошел бы туда лазутчиком. Вызвался монах Торим, который сказал: — Плохой монах, не сумел я постичь учение Будды. Теперь помышляю о том только, как бы мне отплатить государю за доброту. Ежели государь сочтет меня хоть мало-мальски пригодным, пусть укажет, что делать, а уж я постараюсь исполнить! Государь обрадовался и велел Ториму обмануть пэкчесцев. Торим явился в Пэкче и притворился, что оп бежал туда, преследуемый за какую-то вицу. А пркческиц государь Крро очень любил играть в шащии. Поэтому, яривщись к воротам дворца, Торим сказал: — Ваш рлуга с юных лет учился игре в щащки И не раз назывался среди искуснейших. Ему хотелось, бы достичь известности и возле вас. Сыграв с Торимом в шашки, государь убедился, что он настоящий мастер, и стал с тех пор почитать его как самого дорогого гостя, полюбил его всей душой и сетовал лишь, что столь поздно его узнал. Однажды, будучи наедине с государем, Торим сказал: — Хотя я и чужестранец, но государь не оставил меня вдалеке от высокой своей милости. Облагодетельствованный столь щедро, платил я за Это одним лишь своим искусством, а пользы государю до сих пор не доставил ни на волос. Хотел бы высказаться, да не знаю, как отнесется к этому государь. Кэро ответил: — Я прошу вашего мнения, и если оно на пользу стране, то большего и не нужно. Торим сказал: — Ваша страна с четырех сторон окружена горами и холмами, реками и морями. Они лучшая заграда нашествиям, ибо их не нужно насыпать, не нужно рыть или наполнять водою. Вот почему соседи ваши смиряют собственную алчность и стре­мятся лишь услужить вам. Но пусть величие и бо­гатство государя будут видны каждому, пусть внушают они страх и тем, кто узрит их воочию, и тем, до кого достигнет людская молва.

Между тем не возведены еще ни внутренние, ни наружные стены, не изукрашены и не обставлены дворцовые покои, останки прежнего государя лежат во временном погребении под открытым небом, а дома ваших под­данных часто рушатся от разливов рек. Ваш слуга полагает, что великий государь более не может терпеть этого. Государь ответил: — Великолепно! Так и поступлю! И в недолгом времени он повелел доставить всех своих крестьян на устроенье столицы. Они стали месить глину, лепить и обжигать кирпичи, возвели городские стены, внутри них построили дворцы, беседки и павильоны — величавые и прекрасные. За­тем вытащили из реки Унниха огромную глыбу камня, вырубили гробницу и поместили в нее останки прежнего государя, а вдоль реки насыпали дамбы, которые протянулись к востоку от крепости Сасон до северного склона Сунсана. В конце концов казна государства опустела, и народ спознался с такою нуждой и тяготами, что страна вот-вот могла распасться и расточиться, буд­то куча сложенных яиц. Тогда-то Торим поспешно вернулся на родину, чтобы доложить обо всем государю. Обрадованный Чансу решился напасть на Пэкче. Он разделил войско на отряды и назначил каждому начальника. Узнав об этом, Кэро призвал к себе сына своего Мунджу и сказал: — По глупости и невежеству поверил я коварному человеку и вот дошел до какой крайности! Народ разорен, войско мое немощно. Кто станет биться ради меня?! Я должен умереть, но что пользы, если и ты здесь погибнешь! Уйди, спрячься от опасности, чтобы продлить род наш для государства. И Мунджу тотчас же вместе с Мокхёп Мапчхи и Чоми Кольчхви пустился на юг. В это время когурёские воины Чеу, Чэджын Коллу, Кои Маннён и другие прибыли во главе войск и напали с севера на крепость, которую и взяли семь дней спустя. Затем они вышли к столице. Там началась сумятица, государь покинул город. Когурёские военачальники Коллу и другие, когда Кэро сошел с коня и поклонился им, трижды плюнули ему в лицо. После чего государю были объявлены его вины, он был связан, доставлен под степы Ачхасона, где и убит. Коллу и Маннёп родом были из Пэкче, но, обви-псппые в преступлениях, бежали и скрылись в Когурё.