Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Черепаха и заяц

На одиннадцатом году правления силлаской государыни Сондок, в год «тигра», пэкческое войско напало на область Тэрянджу. Котхасо, дочь княэя Чхунчху, и ее муж Пхумсок погибли. Чхунчху в великом гневе решил позвать войско Когурё, чтобы отомстить Пэкче. Государыня разрешила. Собираясь в поход, он сказал Ким Юсину: — Мы с тобой — словно руки и ноги государства. Если со мной случится беда, ты ведь не останешься в стороне? Юсин ответил: — Если вы не вернетесь, копыта моего коня потопчут дворы во дворцах Когурё и Пэкче. Иначе я не посмею показаться на глаза нашим людям! Чхунчху умилился, они с Юсином прокусили пальцы и кровью поклялись в верности. Чхунчху сказал: — Шестьдесят дней жди меня. Если на шесть десят первый день не ворочусь, то уж больше не встретимся! На том они и расстались. Меж тем Юсин стал правителем области Амнянджу, а Чхунчху, отправив послов в Когурё, со слугою своим Хунсином прибыл в уезд Трмэ. Тут местный житель, некто Тусаджи, поднес ему триста кусков зеленого полотна. Затем они подошли к границам Силла. Государь Когурё послал им навстречу Кэгыма, пожаловал дом и устроил в их честь пированье. Кто-то сказал государю Когурё: — Посланник из Силла не простой человек. И прибыл он, чтобы разведать наши дела. Пусть государь озаботится этим сейчас, не то потом будет поздно. И государь решил задать Чхунчху коварный вопрос, чтобы заманить его в ловушку и унизить его. Он сказал: — Гора Мамокхён и хребет Чуннён — наши исконные земли. Вернете их нам обратно, иначе не уйдете отсюда! Чхунчху ответил: — Подданные не вольны отдавать государевы земли, поэтому я не в силах исполнить вашей просьбы. Государь разгневался и заточил его в темницу. Он даже хотел убить его, но побоялся, Между тем Чхунчху тайно поднес одному когурёсцу по имени Дохэ триста кусков зеленого полотна. Дохэ гтнл приносить ему еду и приходил вместе с ним пить вино. Однажды, опьянев, Дохэ сказал ему в шутку: — Слышали ли вы сказку про зайца и черепаху? Когда-то давным давно дочь дракона Восточного моря тяжко захворала. Лекарь сказал: «Если добыть .чаячью печень и приготовить из нее снадобье, можно вылечить больную». Но в море нет зайцев! Тут некая черепаха сказала царю драконов Белому Дракону: «Я добуду зайца!» Она выползла на сушу, унпдела зайца и говорит: «Я знаю остров. Там прозрачные ручьи и чистые камни, густые леса и гладкие плоды, никогда не бывает ни холода, ни шары, ястребы и соколы не залетают в эти места. Поплывем туда и заживем спокойно и счастливо». О тем она посадила зайца себе на спину, и они поплыли. Проплыв два или три ли, черепаха оглянулись и говорит зайцу: «Дочь дракона тяжко захворала. Чтобы вылечить ее, нужна заячья печепь. Не почти за труд, давай пойдем к ней вместе!» Заяц сказал: «Вот незадача-то! Я ведь потомок духов, вынуть из себя самого пять внутренностей для меня сущая безделица. Я их промываю, а потом вставляю на место. Как раз недавно я встревожился, уж не знаю, почему. Вынул печень и сердце, промыл и расстелил на скале сушиться. А тут вы меня зовете, я к вам, а печень-то позабыл. Давайте вернемся и возьмем ее. Если вы исполните мою просьбу, то хоть я и лишусь печени, по все же останусь и живых. И вы будете довольны, и я». Черепаха ему поверила и вернулась на сушу. Заяц, очутившись на свободе, прыгнул в траву и закричал: «Глупая, глупая! Да разве можно прожить без печени?!» Черепаха пригорюнилась и молча уплыла. Чхунчху выслушал его, понял смысл сказки и послал государю Когурё письмо. В письме говорилось: «Названные вами места, разумеется, принадлежат вашему великому царству. Когда я вернусь на родину, то попрошу нашего государя отдать их вам. Клянусь вам в том светлым солнцем!» Государь обрадовался и отпустил его. Минуло шестьдесят дней с той поры, как уехал Чхунчху в Когурё, а он все не возвращался. Тогда Юсин отобрал три тысячи храбрецов со всей страны и сказал им: — Доблестный муж, когда трудно, забывает о себе, когда опасно — не дорожит и жизнью. Если один погибнет — на его место станет сотня, сотня погибнет — станет тысяча, на место тысячи — станет десять тысяч. Тогда только в Поднебесной прекра­тятся бесчинства и воцарится покой. Ныне мудрый сановник нашего государя томится в чужой стране. Так пожалеем ли мы наши жизни?! И все ответили: — Пусть в этой жизни нам суждено погибнуть десять тысяч раз, все равно мы последуем приказу нашего начальника. Тогда Юсин попросил государыню назначить день похода. В это время когурёский лазутчик, по-бродяжка Токчхон, обо всем доложил своему государю. Только что тот принял клятву Чхунчху и вдруг слышит такую весть от лазутчика! Но он уже не мог отказаться от данного слова и отпустил Чхунчху, щедро его одарив. Едва подойдя к границе, Чхунчху сказал провожатым: — Я хотел отомстить Пэкче и приехал сюда просить о присылке войск. Но государь отказал мне, да еще потребовал отдать ему наши земли. Это мне было в досаду, а что до письма, посланного государю, то я попросту хотел спастись от гибели.