Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Два патриота

Жили-были на свете два предсказателя: кореец То-шен и китаец Цхо-ирен. — Надо посмотреть, что делает мой собрат,— сказал корейский предсказатель и пошел на китайскую сторону. Шел, шел и видит: стоит гора, на горе костер горит, и китаец разрывает чью-то могилу. — Зачем ты разрываешь могилу? — спросил кореец. — А ты сперва поздоровался бы, корейский предсказатель. — Откуда ты знаешь, кто я? —¦ Хорошему предсказателю следовало бы все знать, — ответил китаец. Понял корейский предсказатель, что перед ним китайский предсказатель, и, ничего не сказав, присел, закурил трубку и стал смотреть, что из всего этого выйдет. Вырыв могилу, китаец вытащил из нее наполовину сформировавшихся двух драконов и бросил их в огонь. Затем, закурив трубку, присел возле корейского предсказателя и сказал: — Теперь видел, зачем я рыл могилу? Если бы эти драконы сформировались и улетели в небо, то большой вред был бы от того китайскому государству. — Да ты ученее меня, и я хотел бы у тебя поучиться, — сказал кореец. Китаец согласился учить его и повел своего ученика по горам, объясняя счастье каждой. Так дошли они до реки Амнок, 15 верст выше города Иуопа. Река Амнок, как известно, граничит Китай и Корею. — Вот видишь здесь, на китайском берегу, эту гору. Она называется Цари-сачи. Она похожа на сосуд цари, в котором мы едим лапшу. Теперь посмотри на корейскую сторону: та гора не напоминает ли тебе чего-нибудь? — Она похожа нагири-тан, сосуд, в котором мы выпариваем наш хлеб. — Гора та так и называется. Одна гора без другой бессильна, но вместе нет счастливее этих гор на свете. Тот род, который похоронил бы здесь своих предков, имел бы счастье, какого еще не имел ни один, рожденный землею. Но все несчастье в том, что горы эти принадлежат разным государствам и, пока так будет, от этих гор никакому государству толку не будет. И, сказав это, китайский предсказатель заплакал от огорчения. Утерев слезы, он продолжал: — Здесь мы с тобой расстанемся. Я не желаю зла ни тебе, ни твоей стране, и ты сейчас увидишь это, потому что я тебе скажу секрет, как сделать, чтобы страна твоя процветала. Вот он: в вашей провинции Хоанхэ есть гора Пян-сан. Если на вершине ее поставить три камня и перекрыть их плитой, то великое благоденствие будет для страны. То-шен поблагодарил товарища, простился с ним и возвратился домой. Сейчас же он пошел и поставил на Пян-сане три камня и перекрыл их плитой. Но прошло три года, и оказалось, что Цхо-ирен коварно обманул товарища. За все три года во всей Корее не родилось ни одного ребенка. — Ну хорошо же,— сказал То-шен,—и я же удружу твоей стране. То-шен отправился для этого на Пектусан, из озера которого Танхаги вытекает китайская река Хын-нен-ган. У истоков этой реки То-шен устроил ца-он-хим, что значит самоработающая толчея. Результатом этого было то, что в последующие три года и у китайских женщин не родилось ни одного ребенка. Тогда Цхо-ирен пришел к богдыхану и, рассказав ему все, сказал: — Думаю, что это происки корейского предсказателя. Китайский император приказал немедленно вытребовать То-шена в Пекин. Когда То-шен приехал, его встретили очень ласково, а Цхо-ирен просил у него прощения. — Мириться, так мириться,— сказал То-шен, ион рассказал, что он устроил против счастья Китая. Послали на ГТектусан, разрушили толчею, и в ту же минуту все китайские женщины родили. — Ну теперь,— сказал китайский император,—рубите скорее обоим предсказателям головы. То-шен у и Цхо-ирену отрубили головы и издали закон, чтобы и впредь всякому, кто будет заниматься делами своей родины, рубить голову. С тех пор, правда, и китайские и корейские женщины рожают исправно, но дела обоих государств идут все хуже и хуже.