Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Восьминесчастный

У человека восемь счастий: счастливая могила предков; хорошая жена; долголетие; много детей; много хлеба; много денег; много братьев; образование. Но есть люди, которые не обладают ни одним из этих счастий, и тогда они называются воеьминесчастньши—Пхар-кебоги. Одним из таких и был Ниноран-дуи, которого даже жена бросила. И все ж таки случилось однажды так, что Ниноран-дуи встретил женщину по имени Дю-си, молодую, красивую, богатую, которая полюбила Ниноран-дуи, и Ниноран-дуи полюбил Дю-си. Но так как несчастия восьми-несчастных передаются и тем, кто любит их, то и для Дю-си встреча с Ниноран-дуи не прошла даром—ее торговые дела пошли плохо, ее скот падал, поля ее не примесили больше урожая. Все это кончилось тем, что, когда однажды Дю-си проснулась, она не нашла больше подле себя своего любимого Ниноран-дуи, она нашла только письмо его. Он написал ей, что, несмотря на то, что он любил ее всеми силами своей души, он оставляет ее, так как ничего, кроме несчастия, он не может ей дать. Дю-си, прочитав письмо, горько заплакала, потому что она любила Ниноран-дуи, а не свои богатства, которые она с этого момента возненавидела; раздав их нищим, она ушла из тех мест, где жила. Она шла по долине, плакала и думала: «Если бы у меня было столько хлеба, чтобы накормить всех голодных, и столько денег, чтобы дать всем, кто в них нуждается, тогда не было бы больше горя на земле!» Когда она так думала, она вдруг увидела перед собой едущего на быке красивого, сильного человека, увешанного цветами и обвитого колосьями. Он остановил быка и сказал ей: — Полюби меня, будь моей женой. — Я люблю уже одного восьминесчастного и никого, кроме него, любить не могу. Но, если желаешь, будем братом и сестрой,—ответила Дю-си. Они побратались по обыкновению их страны: надрезав себе пальцы, кровью написали свои имена, каждый на поле своей одежды, затем, отрезав написанное, обменялись, и, спрятав это у себя на груди, каждый отправился своей дорогой. Утомившись от пути, Дю-си вошла отдохнуть в хлеб, прилегла там и заснула. Во сне она увидела белого, как серебро, лицом и волосами старика, который сказал ей: «Тот человек, которого ты встретила на быке и с которым побраталась, был я. Я—дух долины. Я знаю твое желание. Вот тебе мешочек с рисом—одного зерна довольно, чтобы самый большой котел наполнился рисом. И сколько бы ты ни брала из этого мешочка рису, он никогда не истощится!» Сказав это, старик исчез, а Дю-си проснулась. Около нее лежал маленький мешочек с рисом. Взяв мешочек, она пошла дальше. Долина кончилась, и Дю-си стала подниматься на перевал высокой горы. Там, на вершине перевала, рос прекрасный густой лес, посредине которого стоял шалаш. Молодой красивый дровосек сидел в шалаше перед огнем очага и кипятил воду в котле. — Что ты положишь в эту воду?—спросила Дю-си после приветствия, остановившись у входа в шалаш. — Я ничего не могу положить в эту воду,—ответил дровосек,—потому что у меня пет ни чумизы, ни рису. Тогда Дю-си вошла в шалаш, достала из мешочка одно зерно рису и бросила его в котел. Котел сейчас же наполнился до верха рисом, и дровосек с Дю-си вполне насытились этою пищею. После ужина дровосек сказал Дю-си: — Полюби меня, и будем мужем и женой. — Я не могу полюбить тебя,—ответила ему Дю-си,— потому что люблю своего мужа, восьминесчастного, по, если хочешь, будь моим братом. Дровосек согласился, и они побратались. Вскоре после этого наступила ночь, и Дю-си крепко заснула. Она увидела во сне белого, как серебро, лицом и волосами, старика, который сидел верхом на громадном тигре. — Дровосек, ужинавший с тобою в шалаше, был я. Я—дух гор. Я знаю твое желание: вот возьми этот кусок золота, и сколько бы ты ни отрубала от него, золото у тебя никогда не будет уменьшаться! Старик исчез, а Дю-си проснулась. Не было больше ни дровосека, ни шалаша, а около нее лежал кусок золота. — Теперь я знаю, что мне делать,—сказала Дю-си, вставая:—я выстрою на этом месте целый город! Ко мне будут приходить со всех сторон все голодные и все те, кому нужны деньги, и в числе их я найду и своего восьминесчастного. Так и сделала Дю-си. К ней приходили все нищие, все голодные или нуждающиеся в деньгах. Ожидание ее исполнилось—однажды пришел к ней ее муж Пхаркебоги. Когда увидела его Дю-си, она бросилась к нему и упрекала его, что он ее покинул. Пхар-кебоги, узнав Дю-си, был, конечно, тоже счастлив. Дю-си взяла с него клятву в том, что он не покинет ее и не уйдет отнес больше. После этого они зажили очень счастливо, кормя и поя всех приходящих к ним нищих. Однажды у Дю-си вышли все деньги, и за ними необходимо надо было ехать в другой город, чтобы разменять золото на деньги. Дю-си дала свой кусок золота мужу и просила его, чтобы он нарубил побольше кусков и обменял их на деньги, чтобы не ездить часто в город и не разлучаться. Пхар-кебоги навьючил осла золотом и отправился с ним в город. По дороге необходимо было переехать ручей, а так как Ниноран-дуи был восьминесчастный, то и случилось, что как раз в это время пошел сильный дождь, превративший малый ручеек в громадную реку, в которой и потонул при переправе осел вместе с золотом. — Нет!—вскричал в отчаянии несчастный:—так не может дальше продолжаться: слишком много уже несчастий я приношу собой этой женщине! Или я спасу ее золото, или погибну и сам вместе с ним! Он бросился в воду и утонул. Дю-си долго ждала Ниноран-дуи и, наконец, не вытерпев, пошла сама его разыскивать. Когда она подошла к ручью, вода в нем спала, и это был опять маленький ручеек. На берегу она увидела и лежащее золото и мертвого Ниноран-дуи. Ничто больше не могло утешить Дю-си. Она шла и плакала. Она плакала о своем дорогом восьминесчастном и о всех несчастных и всех восьминесчастных. Когда силы ее оставили, она села и так умерла, плача, а от ее слез в этом месте протек ручей, который и называется «ручей слез». Один купец ехал в город по делам, сбился с дороги и попал как раз в то место, где лежала мертвая Дю-си. Увидев женщину, он, по обычаю своей страны, в знак уважения, слез с лошади и прошел мимо нее пешком. Проходя, он заметил, что женщина неподвижна, а подойдя ближе и убедившись, что она мертвая, вырыл могилу и похоронил ее. Вскоре затем он нашел опять свою дорогу, благополучно приехал в город и удачно кончил все свои дела. Приписывая удачу встрече с похороненной им женщиной, он на обратном пути снова заехал на ее могилу, и, по обычаю своей родины, помянул ее. После этого он, по приезде домой, рассказал домашним и знакомым о случившемся с ним происшествии и своей удаче в делах. Другие купцы, его товарищи, ездившие в город по делам торговым, тоже посетили могилу Дю-си и помянули ее. И их постигла удача. Купцы из других местностей, узнав об этом, также завертывали на могилу Дю-си и тоже получали удачу в своих делах. Однажды какой-то несчастный случайно попал на могилу Дю-си. Он горько плакал о своем горе и так и заснул на могиле. Во сне ему явилась прекрасная молодая женщина, вся в белом, и плакала вместе с ним и, утешая его, говорила: — Напейся из этого ручья,— вода в нем чистая, потому что источник его—слезы за несчастных. Когда ты напьешься, уменьшится твое горе, потому что ты полюбишь всех других несчастных, как любила их та, слезы которой образовали этот ручей. Стали ходить на могилу Дю-си другие несчастные, и слава о могиле Дю-си росла все больше и больше. Согласно законам страны, был поставлен на ее могиле памятник с надписью: «добродетельной женщине». А слава все растет и растет и будет расти, потому что та, которая спит в этой могиле, любила несчастных, а их все больше и больше на свете.