Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Болото фиалок

Жил в Сеуле один государственный оценщик, по имени Шо-сын-дуй. Он был очень бедный. Однажды он шел по улице и увидел одного юношу, по имени Ни-тонон, который кричал: — Торади, торади (салатный корень)! Одна кеша за пучок! Шо-сын-дуй, как оценщик, узнал сейчас, что это не торади, а драгоценный женьшень. — Я покупаю у тебя всю корзину, неси за мной. Ни-тонон принес в его дом корзину и, так как в ней было сто пучков, то и получил за них сто кеш. Затем Шо-сын-дуй накормил его обедом и отпустил домой, сказав ему на прощанье: — Если у тебя есть еще такой корень, приноси, я весь куплю. — Есть, сколько хочешь,— мы и не садим его, а он задавил весь наш огород. — Неси весь. Ни носил ему целый месяц, пока переносил все, и Шо набил этим корнем все свои кладовые. Распродав корень, Шо выручил 30 миллионов лан. Он спросил Ни: — Из кого состоит твое семейство? — Мать да я,—ответил Ни. — Если хочешь, я отдам за тебя свою дочь. — Так что ж,—согласился Ни,—отдавай. Ни с матерью поселились у Шо и сыграли свадьбу. Но Ни был очень прост, и молодая жена обижалась на него. — Люди твоего возраста играют в кости, ухаживают за танцовщицами, а ты как мешок, все сидишь дома. И тесть сказал ему: — Да, это верно: ты пошел бы повеселился. Вот тебе сто лан (что составляет десять тысяч кеш). Ни пошел в город, обошел его весь и возвратился, истратив всего две кеши, которые заплатил за две съеденные чашки лапши. Жена была в отчаянии, что ей попался такой муж, который не может истратить больше двух кеш. Но постепенно Ни привык. Он уже тратил по тысяче лан в один вечер. Тогда тесть сказал ему: — Ты уже истратил 10 тысяч лан. Теперь поезжай в Китай, накупи там китайского шелку, и мы сделаем хорошее дело. И тесть дал ему на покупку 10 миллионов лан. Ни взял деньги, поехал в Китай и отдал деньги первой попавшейся танцовщице. Затем, с пустыми руками, возвратился домой. — Что ты сделал, мой сын? — Отдал деньги танцовщице, но если ты дашь мне еще 10 миллионов лан, я куплю шелк. Тесть дал ему. Ни уехал в Китай и опять отдал деньги той же танцовщице. Возвратившись домой, он сказал: — Ты привез шелк? — Ничего я не привез, а деньги отдал танцовщице. — Бедный отец погибнет в тюрьме. — Не надо было меня учить тратить деньги. Лучше будем есть,— сказал муж. — У меня ничего нет,— ответила жена. Тогда он пошел в тюрьму к тестю. — Купил шелк? — Нет, я отдал деньги танцовщице. Дом твой развалился, и теперь нам нечего есть. — Да, я твой должник,— сказал тесть:— вот возьми мое платье, продай и купи себе пищу. — Ты лучше скажи, куда деньги внести за тебя и сколько? — Откуда у тебя деньги? Ни рассказал тогда. Деньги Ни внес, и тестя освободили. На месте же их дома вырос целый дворец, где каждый день оделяли бедных деньгами и хлебом. Тогда в городе стали говорить, что Ни и его тесть, наверно, кого-нибудь обокрали, иначе откуда появились 61,1 у них такие богатства. Молва эта дошла до императора. — Может, он и не украл,— сказал императору первый министр, —но человек с таким богатством, да еще мотающий деньги па бедных, опасный для государства человек, и лучше весь его род уничтожить. Император не спорил, и стража отправилась забирать в тюрьму Ни, его тестя и его жену. Но, когда окружили дворец, Ни вызвал Тинан и приказал ей унести и дворец и их всех куда-нибудь подальше от таких мест, где сильным или умным людям рубят головы за то, что они помогают бедным. Тинан ушла в камень, а из камня вышли три старика. Первый ударил в тыкву, и дворец приподнялся на воздух, второй ударил, и дворец поднялся до облаков. Третий ударил в свою тыкву, и дворец скрылся из глаз. Выбрал Ни на земле место для своего дворца и, выбрав, уже устроился там или, может быть, так и остался на небе—этого никто не знает. На том месте, где был его дворец, теперь — болото. На этом болоте весной цветут фиалки, и называется это болото Нен-мои — болото фиалок. — Деньги я опять отдал танцовщице, но если ты теперь дашь мне 10 миллионов лан, я куплю шелку. У Шо денег не было больше. Он взял тайно из государственной казны десять миллионов и отдал их зятю. Ни уехал и опять передал деньги той же танцовщице. — Ну, сказал он ей,—теперь прощай, больше не увидимся. — Ты мне делал такие щедрые подарки,— сказала ему танцовщица,—что и я хотела бы подарить тебе что-нибудь на память. Она открыла все свои драгоценности и сказала: — Выбирай. В углу сундука лежал простой синий камень, величиной с кулак, с четырьмя дырочками: одна побольше, три поменьше. — Да вот этот камень и дай,—сказал Ни. — Твое счастье, — ты выбрал самую ценную вещь мою. Вот видишь надпись на камне: «Тинан». Стоит только сказать это слово и все, что бы ты ни пожелал, исполнится. Ни поблагодарил, взял камень и пошел домой. Когда Ни близко подходил к своему дому, он встретил веселую компанию мужчин и танцовщиц, которые и угостили его. В ответ и Ни захотел угостить их. Он ударил по камню и из камня вышла девушка Тинан, и Ни сказал: — Я хочу, чтоб на этом месте вырос дворец и в нем было бы прекрасное угощение. Тинан ушла в камень, а вместо псе вышли три старика с тыквами. Ударил один старик в тыкву, и вырос великолепный дворец. Другой ударил, и появилось все хозяйство и рабы. Третий ударил, и появилось всевозможное угощение. Начался пир и продолжался три дня, пока один приятель Ни, проходивший мимо, не сказал ему: — Из-за тебя твой тесть сидит в тюрьме. — А за что он сидит в тюрьме? — Сидит за то, что позаимствовал из государственной казны 10 миллионов лан и не уплатил. Теперь же, с процентами, составилось уже 30 миллионов лан. Тогда Ни оставил пиршество, приказал Тинан убрать все назад и пошел в Сеул. . Дома его встретила голодная и оборванная жена. Так как за домом некому было смотреть, то дом весь развалился.