Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

О злодее Кунье

Куиъе был выходцем из Силла и принадлежал к роду Кимов. Отцом его был сорок седьмой госу­дарь Силла Хонан, а матерью — вторая жена госу­даря, имя которой забыто. Некоторые полагают, что Кунъе был сыном Ыинёма. Появился Куиъс на свет в материнском доме в пятый день пятой луны. В это время меж крышею дома и небом протянулся белый луч. Предсказатель событий изрек: — Оп родился в день «двойной лошади» и ужо при рождении имеет зубы. Да еще это удивительное сияние. Не натворил бы он вреда государству, как войдет в возраст! Тогда государь приказал своим евнухам пойти в дом матери и убить младенца. Евнухи схватили его, Завернули в пеленки и положили возле башни. Служанка-кормилица тайком похитила младенца, однако дорогой нечаянно попала ему пальцем в глаз, и Кунъе окривел. Много лишений пришлось претерпеть служанке, пока она вырастила и воспитала Кунъе. Мальчику исполнилось уже десять лет, а проказам его не было конца. Тогда служанка сказала Кунъе: — Едва ты родился, как уж был отвергнут людьми. Я не могла этого вынести и вот до сих пор втайне хожу за тобой. Но если твои проказы станут известны, нам с тобой несдобровать! Кунъе заплакал и сказал: — Коли так, матушка, я уйду, и вам не надо будет бояться. Он отправился в монастырь Седальса. Там он по­стригся в монахи и стал прозываться Сонджоиом — Добрым предком. Достигнув совершеннолетия, он уже более не держался монашеского устава, сделал­ся высокомерен и дерзок. Однажды шел он через какой-то горный перевал, а мимо пролетала черная ворона, держа в клюве какую-то вещь. Вдруг что-то упало в его чашу для подаяний. Это была зубочистка, а на ней написано: «Государь». Кунъе спрятал ее и никому не сказал об этом, но в душе необычайно возгордился. Сопджон величал себя Майтрейей — Буддой Грядущего. Он носил высокую шапку золотистого цвета и просторный плащ. Старшего сына он называл «бодхисаттвою Чистого Света», младшего—«бодхи-саттвою Божественного Света». Ездил Сонджон на белом коне, грива и хвост которого были заплетены узорчатой лентой, предшествуемый отроками и отроковицами. Умащенные благоуханиями, украшенные цветами, они несли флаги и балдахины. Позади Кунъе ехали двести с лишком монахинь и распевали буддийские гимны. Сам он тоже сочинил двадцать с лишком сутр. Слова их, лживые и мерзкие, и рассказывается в них о делах, не совместимых с учением Будды. Иногда Сонджон, сидя в строгой позе, сам их и толковал. Как-то монах Сокчхоп сказал ему: — Непотребные ваши россказни и диковинные наставления не могут научить ничему хорошему! Сонджон разгневался, ударил его железным молотком и убил.