Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Сольго

Сольго родом был из Силла. С самого рождения не имел он ни имущества, ни чина, поэтому родо­словия его не осталось. Едва появившись на свет, он уж умел хорошо рисовать. Некогда на стене монастыря Хваннёнса — Царя драконов нарисовал Сольго старую сосну. На стволе были чешуйки и трещинки, а ветви с иглами изогнулись, как чаша. Вороны, соколы, ласточки и во­робьи, завидев издали сосну, устремлялись к ней, но, подлетая, бились о стену и падали. С годами краски на картине потемнели. Тогда монахи решили подрисовать сосну красным и зеленым, но птицы уж больше не прилетали. Образы бодхисаттвы в монастырях Пунхванса в Кёнджу и Тансокса в Чинджу — творения его кисти. В народе говорят, будто писаны они неким духом.

МОНАХ МЁДЖОН И ЧЕРЕПАХА

Государь пригласил однажды монаха из Хваннёнса по имени Чихэ во дворец читать пятьдесят дней кряду сутру «Хваомгён». Все это время молодой, не искушенный еще в учении монах Мё-джон мыл чашу-патру для подаяния на краю колодца «Златого блеска», а в колодце плавала большая черепаха. Мёджон скуки ради бросал ей всякий раз остатки снеди. Но вот пятидесятидневие кончилось, и он сказал черепахе: — Я добродетелью своей продлил твои дни. Чем воздашь за это? Несколько дней спустя черепаха выплюнула маленькую жемчужину, как будто давала знак, что Это ее дар Мёджону. Монах взял жемчужину и спря­тал в узле на поясе. Государь увидел Мёджона и тотчас его полюбил. Он позвал его во дворец и приблизил к себе наравне с министрами, Вскоре некий вельможа назначен был послом в страну Тан. А он также успел полюбить Мёджона и попросил высочайшего дозволения взять его с собою. Государь согласился. Вместе прибыли они в Тан. И танский император, едва лишь увидел Мёджона, полюбил его. И среди министров императора не было никого, кто бы дурно к нему отнесся, кто не подружился бы с Мёджоном. Но вот однажды один из министров доложил императору: — Я долго присматривался к монаху Мёджону. Облик его обычен, качества заурядны, а он окружен всеобщей приязнью и лаской. Не иначе, он владеет какой-нибудь чудодейственной вещью. Послали слугу осмотреть Мёджона, и тот нашел в поясе у него маленькую жемчужину. Император сказал: — У меня было четыре чудесные жемчужины. В прошлом году одна пропала. Теперь я снова ее вижу. Это та самая жемчужина. Император расспросил монаха, и тот рассказал, как все случилось. Вышло, что день, когда император потерял жемчужину, и день, когда Мёджон ее обрел, совпадают. Император взял у Мёджона жем­чужину, а его самого отпустил восвояси. С тех пор никто уже не испытывал к Мёджону ни любви, ни хотя бы приязни.

УЧИТЕЛЬ ПЭККЁЛЬ

Откуда учитель Пэккёль родом, никто не знал. Жил он под горою Нансан, дом его был очень бе­ден. Сам Пэккёль носил платье в лохмотьях, точь-в-точь перепелка, у которой выщипаны перья. Он и прозвище такое получил: «Учитель в лохмотьях из Восточной деревни». Второй Жун Ци-ци, он ходил повсюду со своим комунго и, перебирая струны его, умел высказать все — веселость и гнев, печаль или радость. Однажды, когда годы его стали клониться к закату, в соседней деревне обдирали рис. Жена Пэккёля услышала стук песта и говорит: — У всех людей есть рис, они обдирают его, и только у меня ничего нет. Неужели я так и умру? Учитель помолился, вздохнул и ответил: — Жизнь или смерть даются судьбой. Богатство и знатность дарует Небо, нельзя помешать их при­ходу, нельзя и догнать, когда они оставят тебя. Так отчего же ты грустишь? А вот я сейчас расскажу, о чем поет ступка, и развеселю тебя! И он ударил по струнам и сложил песенку. Теперь ее распевают повсюду, и называется она «Песенка ступки».