Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Футляр от Комунго

Двадцать первый государь Пичхо на десятый год правления своего, в год «дракона», подъехал однажды к беседке Чхоичхон — Небесного источника. Тут прилетела ворона, прибежала крыса и давай меж собой лопотать. А крыса вдруг молвит человечьим го­лосом: — Иди туда, куда полетит ворона! А еще рассказывают, что государь Синдок отправился помолиться Будде в монастыре Хыншонса и увидал по дороге стаю крыс. Каждая держалась зубами за хвост предыдущей. Государь встревожился и повернул поезД желая справиться у гадателя, что это означает. Было отвечено: «Завтра иди туда, куда полетит ворона, которая каркнет первой», и т. д. Но это — совсем другой рассказ.) Государь приказал верховому слуге поспешить За вороною следом. Но едва посланный въехал в деревню Пхичхон, что на восточном отроге Южной горы, то увидел, как там дерутся две свиньи. Он засмотрелся на драку и потерял ворону из виду. В растерянности он заметался вдоль дороги, не знает куда ему дальше ехать! Вдруг выходит из пруда не­ведомый старец и подает верховому слуге письмо. На обложке письма начертано: «Откроешь — двое умрут, не откроешь — умрет один». Слуга вернулся к государю и поднес ему письмо. Государь сказал: — Не стану открывать письма. Пусть лучше один умрет: один-то останется! Но придворный астролог почтительно доложил: — Два человека — люди незнатные, один человек — государь. Пичхо подумал и развернул письмо. Там было сказано: «Стреляй в футляр от комунго!» Государь вышел во дворец, увидел футляр от комунго и выстрелил, и разом поразила стрела монаха, что возжигал курения во внутренних покоях, и одну из государевых жен, с которой монах вступил в беззаконный союз и предавался блуду. Так умерли двое. С тех самых пор и пошел в нашей стране запрет на все дела, что приходились на день «свиньи», день «крысы» и день «лошади» в первую луну года, и ни­кто не осмеливался делать их в эти дни. А пятнадцатый день первой луны с тех пор почитается днем «вороны», и приносят вороне в жертву блюдо клейкого риса. День этот на местном наречии зовется «тальдо» — «день печали и запрета на дела». Высочайшим указом пруд именуют с тех времен «Сочхульджи» — «Пруд, из которого явилось письмо». Канчхун и предсказание Хогён не забывал и прежнюю жену. По ночам он являлся к ней в сновидениях, и она родила сына, которому дала имя Канчхун. Обликом он был величав и строг, обладал многими талантами. Женившись на Кучхиый, дочери богача из деревни Ёиапчхон, что на прибрсисье Западной реки, он поселился на утесе Магагап горы Огвансаи, что о пяти шапках. В то время в Сияла жил некий прославленный геомант — знаток ученья «ветра и воды» по имени Пхарвон. Как-то он прибыл в уезд Пусо, что к северу от горы Пусосаи. Места эти показались Пхарвону красивыми, но голыми, и он сказал Канчхуну: — Перенесите уезд к югу от горы да засадите гору соснами, чтобы скрыть от взора отвесные скалы, ибо вскоре народится здесь предбудущий объединитель страны Трех Хан. Тогда жители уезда переселились к югу от горы, Засадили ее соснами, а уезду дали названье Сонак— Сосновая гора. Канчхун стал правителем этого уезда, однако жил он попрежнему на старом месте, наведываясь оттуда в уезд. Он разбогател, имел несколько тысяч золотых дохода. У него родились двое детей, младшего звали Сонхосуль. Потом Сонхосуль поменял свое имя на Поюк. У Поюка родились две дочери. Младшую звали Чиный. Она была красива и блистала многими талантами и мудростью.