Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

КОРЕЙСКИЕ СКАЗКИ

Нефритовый пояс

На четвертом году правления под девизом Цинтай — Чистого величия,— в год «курицы», в пятой луне, первый министр Ким Бу преподнес государю пояс, расшитый золотом и украшенный нефритом, длиною в десять обхватов. Золотых блях было шестьдесят две. Говорили, что это и есть тот самый пояс, который некогда преподнесло Небо Чинпхёну. Тхэджо принял его и спрятал в дворцовой сокровищнице. У двадцать шестого государя Пэкчона посмертное имя было Чинпхён. Он вступил на престол на одиннадцатом году правления под девизом Тай-цзянь — Великое начинание, в год «свиньи», в восьмой луне. Ростом Чинпхён был одиннадцати чхоков. Однажды, когда он прибыл в храм Нэджесок и ступил на каменные ступени, три плиты сломались. Обратившись к свите, государь молвил: — Не трогайте этих камней, пусть их увидят потомки! Одна из каменных плит находится среди знаменитых пяти камней крепостной стены, которые еще никому не удавалось сдвинуть с места. В начальном году правления Чинпхёна небесный посланец сошел во дворец и сказал государю: — Небесный Владыка велел мне поднести вам в дар нефритовый пояс! Государь изволил преклонить колени и принял дар. Посланец вернулся на небо. Государь всегда надевал пояс, когда совершали большие жертвоприношения в храме Неба и Предков. Позднее, когда основатель Коре замыслил покорить Силла, он сказал: — В Силла есть три сокровища, на которые нельзя посягать. Это статуя Будды высотой в шесть саженой в монастыре Хваннёнса — Царя драконов, затем дсвятиярусная пагода в том же монастыре и, наконец, нефритовый пояс, дарованный мне Небом. И тем пресек он дурные замыслы. В славословии сказано: «Нефритовый пояс — бесценный дар Высочайших небес. Достоин пояса государь, и пояс весьма ко двору. Вместе с поясом государь приобрел значительный новый вес: Ступени железными во дворце сделают поутру». Чинсон и Коин На втором году от начала правления государыни Чинсон, весной, во второй луне, в деревне Сорянни сами собой сдвинулись камни. Правительница Силла, бывшая долгое время в тесном дружестве с князем ВнхсПюм, всегда призы­вала его к себе для решения важных дел. Это она повелела Вихону вместе с Тэгу Хвасаиом составить собрание песен хянга; оно стало потом Называться «Изборником трех поколений». По кончине Вихона она возвела его в сан великого государя Хёсона. Но вскоре правительница тайно приблизила к себе нескольких молодых красавцев и отдалась разврату. Она вручила им важные должности и все дела управленья страной. Бесчинства этих льстецов и грязных угодников не знали предела, мзда процветала, награды шли без заслуги, наказания — без вины, о законах забыли. Тогда-то один человек вывесил на дороге, что вела ко дворцу, деревянную дощечку с надписью, где порицались дела правленья. Чинсон распорядилась найти сочинителя надписи, но никто не знал его имени. Вдруг кто-то сказал ей, что это, верно, какой-нибудь чиновник, отставленный от должности, и что сочинителем может быть некий Коин, тайно живущий в области Тэя. Она повелела заточить Коина в столичную тюрьму, а затем и казнить его. В негодованье и горе начертал Коин на тюремной стене: «От плача Юй Гуна три года стояла засуха, от скорби Цзоу Яня иней выпал в пятой луне. Отчего же теперь, когда я по­добно им томлюсь в одиночестве, небо молчит и синеет попрежнему?» В тот же вечер внезапно сгустились тучи, сверкнула молния, и грянул гром, и хлынул дождь с градом. Перепуганная правительница освободила Коина и отпустила его домой.