Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Центральной Индии

Сингхисурва

В Палинагри жил Сингхисурва, сын Паревы, сына Аревыраджи. В замке Чанда жил раджа Бхогибила Сингх. Он был очень богатый и никого не боялся. Ну и поехал раз Сингхисурва в замок Чанда — просить дочку раджи в жены своему сыну. Он ехал верхом на огромном коне, и звали коня Хансдхар. Приехал он в Чанду и стал лагерем у раджи в цветнике перед замком. А замок поднимался ввысь на семь этажей, и повсюду вокруг него были устроены западни, так что всякий, кто пробовал тайком проникнуть внутрь, в них попадался. У каждых ворот стояло на страже по двенадцать солдат. Раз утром раджа поднялся на самый верх замка и посмотрел вниз. Тут он и увидел этого громадного, словно слон, коня, что топтал его цветник.
— Двадцать четыре года никто не осмеливался беспокоить меня,— сказал он.— Кто же это явился на такой махонькой лошаденке пред мои очи? Подите, схватите его и притащите сюда, как тащут пленников! Но Сингхисурва был хитрый раджа. Когда он спал, он всегда держал один глаз и одно ухо открытыми. Он разбил шатер и закрепил его на двенадцати золотых колышках. Подошли слуги раджи и говорили с ним непочтительно.
— Подите к вашему хозяину,— сказал он им тогда, и скажите ему, что я — Сингхисурва, сын Паревы, сына Аревы, раджей Палинагри,и пришел я искать руки дочери раджи для моего сына. Как услыхал такое раджа Чанды, он сильно разгневался.
— Поколение за поколением мы, правили здесь,— сказал он.— А теперь он приходит сюда и ведет такие речи. Он повелел своим военачальникам готовиться к битве, и они стали готовить щиты и кольчуги, мечи и копья. Сингхисурва проспал восемь дней и девять ночей, и дорожную усталость с него как рукой сняло. Он собрал вокруг себя всех духов невидимого мира. Мать-земля была с ним и Басу-мата, на чьей голове покоится мир. Были здесь и Агьядану, владыка огня, и Байталдану, повелитель вихрей, Алопурби и Кункални, Рактипурбу и Чатибурма, Мата Котма и Мата Гандани, черные и жестокие дьяволицы Санкани Данкани и Чилкни Чабни, осы и шершни, старый пень, что по ночам по лесу летает, смерч Хатьяматья и Сингитуми — все духи ночи тут были. Вот какое у него было войско. А сам он спал глубоким сном. Как напало это войско духов и дьяволов на армию раджи Чанды, сразу половину его солдат перебило. А громадный конь стоял и на битву глядел, а потом пошел к шатру и растолкал Сингхисурву.
— Что ты спишь? — спрашивает. . Раджа встал, надел свои доспехи, сел на коня и взлетел на нем прямо в небо. Как стрела летит в воздухе, так летел этот конь. Опустился на землю он в самой середине вражеской армии, и они разили, разили, разили, пока не остался в живых один раджа. Тут стали сражаться два раджи. Они сражались восемь дней и девять ночей, и наконец случилось так, что Сингхисурва, сын Паревы, сына Аревы, раджей Палинагри, упал с коня в потайную яму, где у раджи Чанды хранилось оружие. И раджа запер его там. Тут огромный конь Хансдхар рассвирепел и принялся бить копытами. Он бил, бил и бил, пока не разрушил все, что было под силу разрушить коню, а потом поскакал назад в Палинагри. Он скакал и скакал, и скакал, и над ним солнце палило, а под ним горела земля. Там в лесу жил один раджа — Динга-мачи-кова звали его, и было у него три раза по двадцать жен. У него был колодец, а вокруг него западни и ловушки, чтобы ни зверю, ни птице не подойти было к воде. У колодца стояло дерево, а на дереве висел длинный меч, и, когда кто-нибудь приближался к колодцу, меч звенел—доондоон-доон! Коня мучила жажда, и он подошел к колодцу. Меч сразу тревогу забил. В те поры раджа с двором был на охоте. Увидел, что конь пьет из колодца, разгневался и велел его поймать. Конь кого лягнул, кого укусил, взлетел в-воздух и наконец достиг Палинагри. А Лингарани, жена Сингхисурвы, той порой все на дорогу смотрела. Увидела коня без всадника и принялась плакать.
— Ты почему вернулся один? — кричит. Конь ей все рассказал.
— Твой раджа мертв,— говорит. Сына у Сингхисурвы звали Палибирва. Ему было пять лет. Видит он: мать его плачет, а конь вернулся один — и спрашивает, что приключилось. Как услышал, в чем дело, совершил омовение, принес воды к священному дереву тулси, поклонился пяти духам, коснулся челом груди Земли-матери, устроил все дела в царстве, простился со своей матушкой, вскочил на коня, крикнул: «Пойду, посмотрю, что этот раджа с моим отцом сделал!» - и поднялся в воздух. В лесу на дереве сидел черны дрозд. Летят они с конем мимо, а дрозд что-то сказал. Конь остановился, и мальчик говорит:
— Ты что нам мешаешь? —А потом коня спрашивает: — Убить мне его?
— Нет, не убивай,— говорит Хансдхар.— Пожуй немного бетеля и сплюнь слюну птице в рот. Это будет нам знак. Если в пути с нами что-нибудь приключится, мы будем знать, чья в том вина. Так они и сделали и пошли дальше. Спустя немного времени они дошли до дерева пипал, где жила Рани Гидхал — царица грифов. У нее было двенадцать птенцов, только десять
из них съела кобра.

Продолжение >>