Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Центральной Индии

Гунджхира

Жила на большом дереве Гунджхи-голубка. Снесла она пять раз по двадцать и еще шесть яиц, и два из них были в
локоть длиной. Увидала она эти огромные яйца и испугалась,
«Какой лиходей прячется в них-: дантар или дано?»
Расколола она сто четыре яйца — помогла птенцам выйти, а эти два трогать не стала. «Надо мне бежать с моими детьми, ноги уносить, пока целы, а то дано нас убьет». Оставила большие яйца в гнезде, а сама убежала и птенцов с собой увела — пять раз по двадцать и еще четверых. В пути встретился ей шакал — он у ручья сливы ел. Услышал шакал птичьи голоса и спрашивает:
— Эй, вы кто такие? Как вы смеете летать над моим царством?
Я здесь главный советник.
— Это добрая весть,—говорит птица.— Советник здешнего раджи — мой брат. Я иду к нему в гости.
— Какая ты мне сестра? — отвечает шакал.— С чего бы моей сестре быть среди тех, кто летает?
Но она его заставила признать ее. Он спросил, откуда она идет, а она рассказала, что с ней приключилось.
— Сестрица, бросать свои яйца — великий грех. Вернись, расколи их. И не бойся. Там ведь твоя плоть и кровь.
Полетела птица обратно к дереву, пять раз вокруг него облетела и говорит птенцам:
— Будете мне подмогой.
Она заставила их сесть на каждую веточку, на каждый листок вокруг нее, чтобы быть ей защитой. Через несколько дней
послышалась в яйцах жизнь — кто-то там зашевелился. Она их расколола, и оттуда вышли два царевича; один был Гунджхмара, другой — Гуиджхира.
Задумалась птица: «Чем мне их кормить?» —и принялась она плакать вместе со всеми своими детьми. Той порой Махадео и Парвати пришли дров нарубить. Услышала Парвати плач и сама тоже заплакала, и пришлось Махадео пойти вместе с ней — посмотреть, что случилось.
— Гляди, сестра, у меня сто четыре птенца, и для них я могу добыть проса и червяков. А как мне прокормить этих
царевичей? Махадео дал Парвати какое-то снадобье, и у нее из грудей хлынуло молоко. Стала она каждый день приходить — кормила царевичей и домой уходила.
Раз Гунджхи говорит Парвати:
— Поучить бы тебе их, сестра.
Парвати надела на них кой-какие украшения и спрашивает, чему они хотят научиться.
— Стрелять,— говорят они.
Гунджхи сразу позвала двенадцать братьев агариев и двенадцать братьев лохаров, и они сделали луки и стрелы для юношей. Те быстро научились стрелять и пошли на охоту. Видит Парвати, какие они стали умелые и самостоятельные,
и сказала им:
— Идите, сыновья наши, живите, как сами знаете.
Гунджхи это пришлось по душе. Юноши ей говорят:
— Матушка, мы уходим. Будет тебе в нас нужда, только позови — мы в тот же миг будем, к твоим услугам. Они коснулись ее ног на прощанье и ушли. К вечеру они пришли в Сурджалпур и решили остановиться там на ночь.
У колодца спрашивают девушек, что воду брали:
— Девицы, где нам в деревне место найти — ночь скоротать?
Девушки отвечают:
— Вы ведь царевичи. Почему во дворец ие идете? —А друг дружке меж тем говорят: — Какие красивые!
— Зачем нам идти во дворец? Почему бы в деревне не заночевать?
— говорит старший брат.
Пока они так толковали, дошли до последнего дома. Хозяйка была там вдова. Жила она тем, что по чужим гумнам мякину после молотьбы подбирала и веяла — забытые зерна искала. К ней и стали царевичи проситься переночевать. Увидела
она их, рассердилась.
— Идите к радже,— кричит.— Нет здесь ничего, одна мякина
— двенадцать горшков. А по ночам ходит в деревню большая рыба бод и каждый раз уносит кого-нибудь.
— Не сердись, бабушка,— сказал старший брат и дал ей золотой. Это ее успокоило, она им поесть приготовила и соломы, где спать, разостлала. Улеглись они, села она рядом с ними и стала про рыбу рассказывать. Старший-то брат так устал, что сразу уснул. А младший до конца все прослушал и от страха и гнева сон у него как рукой сняло.
В полночь он в-стал и спрятался за большим деревом возле озера, где рыба жила. Только она вышла, юноша на нее за
кричал, пустил стрелу и убил ее. Он отрезал у нее уши, плавники, хвост и кусок печени и вернулся спать. В той деревне был котвар, и была у него такая обязанность: вставать по утрам раньше всех и докладывать, кого ночью рыба сожрала. В то утро ему захотелось живот облегчить. Пришел он к берегу озера, справил свои дела и только дальше пошел, видит вдруг— лежит тушей рыба. От страха ноги у него подогнулись. «Что она в озеро назад нейдет?—думает.—
Может, она переела?» Он бросил в нее камушком, потом покашлял, а рыба и не шевельнулась. «Видно, дохлая»,— решил котвар. Тут он принялся орать и подпрыгивать, на всю деревню крик поднял, что он рыбу убил. А раджа давным-давно объявил, что тому, кто эту рыбу убьет, он даст свою дочку в жены, деревню без налогов, слона, коня и полное содержание.
Котвар побежал домой, вытащил свой зазубренный топор с обгорелым топорищем и принялся точить его на камне.Потом стал рубить рыбу, да старым своим топором едва ее поцарапал. Бьет топором — кач-кач-кач, а толку нет.
— Идите! Помогите! Эй вы!— кричит.
Народ собрался — ну и зрелище: огромная рыба и котвар, потом над ней обливается.
— Гляди, гляди! — говорят.— Ее котвар убил. Смотри, как запыхался. А котвар кричит:
— Вот мой старый топор с обгорелым топорищем! Это все, с чем я встретил врага и его победил!
Он бросил тушу и весь народ там оставил, а сам домой к жене пошел.
— Ты слышала, а?
Он так разгорячился, что уж не помнил, где он и что. Ведь его ждала женитьба на дочке раджи. Жена думает: «Чему он
так радуется?» А он говорит:
— Я скоро буду зятем у раджи. Не будешь вести себя хорошо, я тебя прочь прогоню.
— Хорошо,— отвечает жена,— тогда я пойду к батюшке.—
И заплакала.

Продолжение »