Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

Лещ и его сестра

В «сезон леща», когда эта рыба в изобилии, люди из клана леща, чьи земли примыкают к устью реки Арчер, приглашают своих родственников из
соседних кланов принять участие в рыбной ловле, которая происходит по ночам при свете факелов. Лещ — большая и очень костлявая рыба, но людизнают, как вынимать кости и отделять мякоть. В верховьях маленького
ручья, где он образует глубокий водоем, окруженный лесом, лещ нерестится. Это аува Волколана, пулваийа леща. Здесь люди топают ногами по земле и стучат по деревьям, чтобы «вызвать» лещей из аува в реку, где их можно будет ловить. Лещ в этих местах — главная «мясная» (животная) пища (минна), поэтому Волколан считается главным пулваийа. Волколан ассоциируется с пулваийа Май Корпи, женщиной-плодом мангрового дерева: семена мангрового дерева — основная растительная пища (м а и й а) в этих местах. Эту еду всегда готовят женщины, впервые ее приготовила Май Корпи, она-то и научила этому искусству других женщин.
Историю о пулваийа своего клана рассказывает Бамбеган. Когда-то Волколан был мужчиной. Он жил вместе со старшим и младшим братьями в местности Адеда.
Волколан сказал им:
Оставайтесь здесь! А я пойду на север повидать своих сестер, которые живут в Потьямаманамаке!
Он пошел и нашел там своих сестер. Он много охотился и устал. Он сказал старшей сестре:
— Принеси термитник и приготовь мне мясо! У меня болят руки!
Сестра сказала:
— Ну и что же! У меня тоже руки болят! (Она готовила муку из семян мангрового дерева.)
— Ну-ка, давай!— сказал Волколан.
— Не буду!— сказала сестра.
— Я тебя стукну!— сказал Волколан. Сестра взяла палку-копалку и ударила его пониже плеча.
— Я проткну тебя копьем!—И Волколан ударил ее копьем по голове. Копье застряло в голове. Они оба лежали совсем без сил.
Потом они стали обо всем этом говорить. Волколан сказал:
— Ты бы поискала подходящее место для себя, а когда найдешь, оставайся там. Я ухожу отсюда н, когда найду хорошее место, поселюсь там! Он пошел.
Его сестра нашла прекрасное ровное место в Потьямамапамаке. Она осталась там навсегда и спустилась в свое аува. Копье все еще торчало у нее из головы (как раз так, как торчит черенок из плода мангрового дерева). И теперь женщины собирают семена мангровых плодов и готовят из них муку — так, как когда-то это делали сестры Май Корпи.
А Волколан вернулся в Адеда. Там он нашел хорошее место для себя. Он сказал своим братьям, камедному и железному деревьям:
— Вы поселитесь нон там, на берегу! Я ухожу в аува здесь, пониже, чем вы! Когда люди будут приходитьна эту землю,кричать вам, стучать по вашим стволам топорами, вы, мои братья, будете «вызывать» рыбу, чтобы она отсюда плыла в реки! Тогда появится очень много рыбы, и люди смогут бить ее копьями. Оставайтесь там, мои братья! Оставайтесь там! Я ухожу здесь и буду под вами. Волколан ушел вниз, в свое аува, он опустился иод землю там, где стоят эти деревья.
И теперь люди, которые живут в округе, приходят сюда, стучат по деревьям и «вызывают» лещей в реку, чтобы там их ловить.
У леща до сИх пор осталась отметина в том месте, куда сестра ударила его палкой-копалкой, а из май корпи, плода мангрового дерева, все еще торчит копье (черенок). Женщин этой земли называют Контутан, что значит «из головы оно торчит», и Типванта (тип «кишки», ванта — «выбрасывать») — «внутренности не едят». Мужчин называют Бамбеган (пама, или
бама,— «человек», б е г а н — «бьет») — «сердце леща сильно бьется, когда приближается человек» и Йангкамбин (й а н г К а — «хвост», а м п а н — «отрезает») — «сначала отрезают хвост» .

Обряд, во время которого люди приходят к аува и стучат топорами по деревьям, представляет большой интерес и имеет скрытый смысл; его раскрывают инициируемым во время церемоний посвящения, когда юношей знакомят с тайнами клана и они впервые «встречаются» с пулваийа Волколаном.
Мне посчастливилось видеть, как это происходит. Инициируемого впервые приводят на священную обрядовую землю, и там ему показывают яркое Драматическое представление.
В ответ на ритмичное пение н хлопанье в ладоши группы мужчин из зарослей раздается крик, а затем появляется «дух» самки леща. Изображающий ее актер с ног до головы покрыт белой глиной: «она только что вышла из ствола молочного дерева». На «самке леща» головной убор из перьев, а тело покрыто изображениями копий, которыми бьют рыбу. Актер ритмично движется к центру площадки — ноги и руки широко расставлены, голова вытянута вперед. Он останавливается, когда прекращается пение, и вновь танцует, когда пение возобновляется. Около поющих стоит актер, изображающий Волколана, леща-самца. Его тело окрашено красной глиной: «он только что вышел из камедного дерева», и на красном фоне также сделаны изображения копий. Он становится перед актером, изображающим самку. У его ног опускается на колени еще один актер, веером нз перьев он обмахивает деревянный фаллос Волколана, магически побуждая его к созидательному акту. Фаллос поднимается (движением руки), когда люди громко призывают лещей размножаться. Таково внутреннее значение обряда, во время которого мужчины бьют по деревьям топорами и топают по земле около аува.
Сходные верования связаны с аува всех пулваийа. Эти религиозно-магические представления раскрываются инициируемым с помощью драматических инсценировок. Проводя обряд «приближения к аува», люди укрепляют в себе чувство доверительной зависимости от своего пулваийа, уверенность в том, что пулваийа обеспечит их благополучие, заставив служить людям те силы природы, с которыми он идентифицируется и в которые он воплотился «в самом начале».