Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

Крокодилы, речной и морской

Мин Кена, речной крокодил живет на песчаном дне в верховьях рек. Там самка откладывает яйца в песок. Они считаются большим деликатесом; мясо крокодила тоже едят. Речной крокодил пуглив и неопасен, его непросто увидеть.
Пикува, морской крокодил (СгососШиз рогозиз), нападает на человека, и его очень боятся. Он обитает в соленых лагунах устьев рек, выходя из них с отливом и возвращаясь обратно с приливом вслед за рыбой. Он любит греться на солнце, лежа на песке на берегу реки, и делает себе нору под водой. Он хитер, коварен и очень труслив. Люди едят его мясо, когда им удается; убить его. Одолеть Пикуву—большая удача. В большинстве исто­рий он изображается похищающим женщин и насилующим девушек. Его про­жорливость и ненасытность — предмет насмешек аборигенов, и они всегда рады свести с ним счеты. Однако для людей его клана Пикува — герой, и они верят, что их пулваийа не повредит им. Они даже хвастаются, что при­ручают его и чистят ему зубы, как это делают птицы.
Культ Пикувы распространен среди аборигенов, живущих по рекам Кендл и Голройд; они изображают в своих танцах и песнях, как Пикува боролся с Кеной, речным крокодилом. Аува морского крокодила расположено около реки Эдуард, и первая история рассказана жителем этих мест Тедьолой. Крокодил также считается Один из примеров сложных родственных отношений аборигенов. Здесь трудно понять, к кому именно обращаются люди Ойангопана. Возможно, родственники Кекуянга являются одновременно и их родственниками, кров­ными или классификационными.  

Когда-то Кена и Пикува были мужчинами, а Варка, болот­ная черепаха, была женой Кены. Пикува и жена Кены стали любовниками. Они убежали вместе на юг, к земле Пикувьк Бу­ка, летающая лисица, принесла весть об этом. Она сказала:
—  Он с твоей женой вон там!
Вука и Кена вместе пошли за ними и дошли до стоянки бег­лецов после захода солнца. Крокодилы стали драться. Они дра­лись, дрались, дрались, дрались и дрались...
Они бьют друг друга руками, как крокодилы лапами. Они дерутся, дерутся и дерутся. Варка, жена, убегает. Кена вонзает копье Пикуве между ребер рукой без копьеметалки, как кроко­дилы вонзают когти. Пикува вынимает из костра горящую пал­ку и бьет ею Кену по спине между плечами. Шея Кены распу­хает от ожога (вот почему у крокодилов теперь толстая шея).
Кена перестал драться и лег на землю. Он просто лежал и лежал там.
—  Я сделаю себе аува здесь!— сказал он.   В Минанангке,
«месте слабого крокодила», он ушел в аува.
А Пикува пошел вниз по реке на запад, чтобы выздороветь в соленой воде. Все  пели для него.
—  Мы будем петь, чтобы ты был здоров!
Они пели для его ног: «Ноги, поправляйтесь!» Все напрасно. Они пели, чтобы вылечить его йоги. Они пели, чтобы вылечить его руки.
Пикува сказал:
—  Это бесполезно! Но не надо нести меня обратно в вер­ховья реки, на восток! Он может увидеть меня и ударить копь­ем в анус! Он может убить меня! Несите меня на носилках на запад, к морю. Я уйду вниз в соленой воде!
Они несли его всю дорогу, и, когда они несли его, Пикува пел свою песню:
Мне нельзя возвращаться!
Мне нельзя возвращаться!
Мне нельзя возвращаться!
Чтобы он не ударил меня копьем в анус!
Чтобы он не увидел меня!
Несите меня в низовья, на запад, к морю!
Мне нельзя возвращаться!
Мне нельзя возвращаться!
Мне нельзя возвращаться!
На носилках несите меня!
Я останусь там!
Они опустили его в соленую воду. И все время он пел: «Па-шнгарара... оставьте меня здесь!»
Уходя вниз, он продолжал петь, но теперь уже тише: «Панин­гарара!.. Панингарара!»
Там, в Манупангане, в соленой воде, он ушел вниз, в аува.
всё было кончено.