Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

Топчущий волосы

Это история о создании предком по имени «Топчущий волосы», или йанганамака (неясно, что это за существо), первого ребенка-мальчика. Вы­лепленный из глины со всеми положенными частями тела, этот ребенок был помешен внутрь женщины и оживлен там. Подробности рождения ребенка описаны женщиной.
Обряд рождения первого ребенка таков: ряд мужчин, лежащих на спи­не и держащих друг друга за руки, символизирует непрерывность. На жи­воте мужчины, исполняющего роль женщины (в центре этого ряда), лежит ребенок, вылепленный из глины или воска, такой, какого Ианганамака сде­лал «в начале». Мужчины по одну сторону от «женщины» — это те, которые «стали старыми», они были еще до первой женщины. Потом появились жен­щина, сделанная из мужчины, и ребенок, вылепленный из глины. Мужчины но другую сторону, от «женщины»—это те, которые родились от женщины. В конце этого ряда стоит мужчина, вращающий моипаку (ката), значение которой раскрыто в историях о двух какаду и двух монпаках, муже и жене. Вращение моипаки пробуждает силы, которые увековечивают этот обряд, силы, заставляющие ребенка расти внутри матери. Обряд означает непрерыв­ное продолжение жизни.
Йанганамака, его жена и ребенок, так же как и персонажи предыдущей истории, спускаются в аува вместе, «прямо так, как они сидели» на своей семейной стоянке. Их аува —это место, с которым связаны представления о семейной жизни.
Когда-то одинокий мужчина шел на восток вниз по реке, к  Кувепане, и женщина шла туда.же с юга. Они встретились на равнине в Винданде. Мужчина спросил ее:
—  Откуда ты пришла? Женщина ответила:
—  Я пришла с юга! Она жила совсем одна. Он сказал ей:
—  Тьг одна?
—  Да! Я совсем одна! Он сказал:
—  Хорошо бы мне жениться на тебе! Она сказала:
—  Я твоя женщина! Они делают стоянку и устраиваются там. Разводят огонь, ложатся и спят до рассвета.
—Ты иди поверху   вдоль берега    (чтобы искать   корни). Я пойду за рыбой!
Он бьет копьем рыбу и поднимается в тень. — Здесь много рыбы-для нас! Пойдем за дровами!
Они отрывают головы у рыб, кладут   их в костер и жарят. Они едят сома. Женщина бежит к болоту за корой чайного дере­ва. Она-сдирает тонкие полоски коры и ими перевязывает завер­нутую в кору рыбу.
До вечера.они идут, а потом, делают стоянку; собирают дрова и разжигают костры. Женщина делает один костер для му жа и другой для себя.
— Теперь давай есть рыбу!
Они едят и часть, рыбы оставляют на утро. Ложатся. Солнце садится. Они лежат там. На рассвете они идут дальше...
У-них еще нет детей.
— У нас, двоих, нет ребенка! Нет ни одного! Давай сделает ребенка из глины!
Они вылепили две руки, вылепили бедра и ноги, ступни, кисти рук и голову с глазами — вставили алые семена. Они сделали из глины нос, язык, зубы и два уха. На голове прикрепили травинки — волосы; внутрь вложили верев­ки —кишки. Вылепили из глины пупок и все остальное.
—  Что будем делать теперь?
— Сейчас я вложу его, этого ребенка!
Он вкладывает ребенка внутрь женщины, головой вперед. Собирает кроваво-красную смолу камедного дерева и вклады­вает ее вслед за ребенком, потом вливает сок молочного дерева, чтобы было молоко в груди. Теперь ребенок у женщины внутри. Мужчина оживляет ребенка, «вкладывает» в него жизнь. И женщина делается беременной. Она говорит ему:
—  Муж! Ребенок, которого я ношу для нас, живой! Он говорит ей:
—  Теперь мы больше не будем одинокими!
Они идут долго. Ребенок растет в теле матери и становится тяжелым. Груди матери набухли. Приближается время рожде­ния ребенка.
Теперь ребенок двигается, ребенок переворачивается. Они делают стоянку и зажигают костры. Муж собирает дрова для лих обоих и зажигает костер для жены, а потом для себя. Они спят вместе до рассвета.
На рассвете он подбирает свои копья, и они идут дальше.
—  Мы остановимся здесь! Это хорошая земля! Мы останемся на этом острове!
Мужчина идет охотиться, и, пока его нет, женщина рожает ребенка. Сначала появляется головка, а потом течет красная смола (кровь). Ребенок родился. «Унга! Унга! Унга!» —он кри­чит. Вот женщина уже держит в руках новорожденного ребенка. Послед она сама закапывает в землю. Молоко подступает к соскам, и ребенок сосет грудь. Мать и ребенок лежат на земле.
Муж подходит. Он слышит крик ребенка.
—  Эй! У нее только что родился наш ребенок!
Женщина выкрикивает, ни к кому не обращаясь из-за табу:
—  Наш ребенок родился!
—  Я беспокоюсь, не девочка ли ребенок?— Ребенок не девочка!
—  Ребенок — мальчик?
—  Ребенок — мальчик!
Муж ставит копья немного поодаль от женщины и ребенка. Он собирает дрова и выкапывает ямс для нее. Он кладет их не­далеко от нее. Мать и ребенок лежат вместе в стороне от отца.
Женщина ест корни, а мужчина ест только    мелкую рыбу.
Крупную рыбу он пропускает мимо, он не бьет копьем рыбушишку.
Прошло некоторое время, тело ребенка стало темнее, пуповина высохла и отпала. Теперь мать может нести ребенка к отцу.
Она собирает ямс и мелкую рыбу, мажет глиной себе лоб, намазывает глину на грудь, надевает веревочную юбку. Она поднимает ребенка, мажет глиной его лицо (проводит белую полоску под носом) и натирает углем все его тело.
Теперь она несет ребенка к отцу вместе с корнями и рыбой, приготовленными для него. Когда она идет, неся ребенка, отец сидит, скрестив ноги и протянув руки ей навстречу. Она подхо­дит. На руки мужу она кладет ребенка. Он играет с ним.
—  Этот наш ребенок замечательный! Ты прекрасная  женщина!
Они сидят там. Потом мужчина перекладывает ребенка на руки матери, и мать кладет его на кору. Она разводит огонь, и они разговаривают...
—  Ну хорошо! Что мы будем теперь делать?
—  Мы спустимся здесь вниз и поселимся в нашем аува.
—  Какое название мы дадим этому месту?
—  Мы назовем его «местом волос ребенка»—- Пукауваянгана. Мужчины, которые придут на эту землю, будут «вызывать» отсюда, из аува, ребенка-мальчика, детей-мальчиков, и женщи­ны повсюду будут беременеть!
Имя отца ребенка было йанганамака, или «Топчущий воло­сы», потому что он сделал волосы ребенка из травы. И теперь мужчины топчут траву этого аува, которая и есть волосы ре­бенка.