Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

Лягушка и муха

Аборигены едят лягушек, и лягушки считаются очень полезными животными, потому что они — минна (мясо), а мухи, напротив, одни из самых неприятных созданий; однако имеются обряды, предназначенные содействовать их размножению: чтобы мухи досаждали врагам и портили им жизнь.
Лягушки питаются мухами, и исконная враждебность этих существ нашла отражение в драке, происшедшей когда-то между пулваийа-лягушкой и пулваийа-мухой. Историю рассказал Бамбеган, на племенной земле которого расположены аува лягушки и мухи.
Возможно, здесь перед нами пример полового тотемизма: в одной родственной группе (клане, по терминологии У. Макконнел) тотемом мужчин является лещ, а тотемом женщин — плод мангрового дерева, что связано с традиционным разделением труда. У аборигенов Австралии, как правило, в драматических представлениях женские роли исполняются мужчинами.Неанья, мухи, были когда-то людьми, мужем и женой. Они жили в Неанпанньинне — «месте мух». Однажды они сидели на стоянке. К ним подошел Тата, лягушка.
— Сюда идет старший брат Тата! Зачем ты пришел?
— Я пришел за вами!
— Ладно! Мы пойдем вместе завтра!
— У меня устали ноги! Я прошел долгий путь!— сказал Тата. И все они легли спать...
На следующий день они продолжают свой путь вместе. Они вырезают соты с медом, расчищают место, снова устраивают стоянку.
— Завтра мы пойдем дальше!
Утром они опять поднимают с земли свои копья.
— Ну, теперь двигаемся!
Они идут дальше. Видят мед, вырезают соты, отдирают кусок коры, заворачивают соты меда, несут их, идут дальше. Приходят в Татапиканам, «место лягушек», и делают там стоянку.
На следующий день они снова идут за медом. Вырезают соты опять и еще, и еще вырезают, приносят все это на стоянку,спят.
Неанья сказал:
— Смешай для нас мед с водой!
Тата сказал:
— Не хочу! Не буду смешивать! У меня замерзли руки! И сейчас еще слишком рано!
— Я тебе повторяю! Смешай!
Они ссорятся, дерутся и дерутся. Они борются врукопашную, схватив друг друга за пояс. Лягушка ныряет в воду. Они продолжают драться в воде. Муха хватает лягушку за волосы, берет ил и кидает его лягушке в лоб. Лягушка выскакивает на берег, хватает горящую головешку из костра и бросает ее мухе в глаза. Муха прыгает в ручей, чтобы остудить глаза в воде.
Тата говорит:
— Теперь вылезай из воды! Это моя земля! Оставь ее мне!Иди вниз по реке к себе, туда, где я нашел тебя! Это мое место!
Я ухожу вниз в этом ручье сейчас! Брака! Брака! Брака! Кроак!Кроак! Кроак! Здесь я ухожу вниз!Он ушел вниз, потому что получил удар по голове.
— Ну, ничего!— сказал он.— Я назову это место Татапиканам — «место, где ударили лягушку»!А Неанья пошел в низовья реки, делая стоянки по пути. Он
не мог далеко уйти за один день, так как Тата ослепил его горящей головешкой. Они сделали стоянку. Пошли дальше, сделали стоянку, пошли опять.
— Вот наше место!— сказала ему жена.
— Хорошо, жена! Завтра мы уйдем здесь вниз! Сначала давай соединимся, а потом уйдем вниз! Мы оставим здесь жидКость! Название этого места будет Неанпаиньинна (нэн, или
неeан,— «муха», пан — «жидкость», ньинна — «сидит») — «Место мух». На следующий день они ушли вниз. Перед этим Неанья сказал:
— Это аува пулваийа мухи. С этого времени отсюда будут Появляться мухи. Когда люди, населяющие эти края, будут приходить сюда и «будить» меня в моем аува, я буду посылать мух Повсюду так много, что глаза людей будут распухать от мух.
Глаза всех людей, как бы далеко отсюда они ни жили! И только глаза людей, населяющих эту землю, не будут распухать!
Там, в Неаипанньшше, мухи ушли вниз, в аува. И теперь у Лягушки плоская голова, а у мухи черные голова и тело.