Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

Сиври-чайка

Эта история, принадлежащая аборигенам севера Кейп-Йорка, носит то-темический характер, как и последующие истории аборигенов более южных
областей полуострова. В то же время ряд особенностей сближает ее с повествовательным фольклором островитян Торресова пролива и папуасов Новой Гвинеи, для творчества которых прежде всего характерны рассказы о культурных героях; тотемические же мотивы встречаются в нем редко или-бывают весьма неотчетливы. И в самом содержании предлагаемой истории также нашли отражение культурные связи аборигенов северных районов Кейпйорка и жителей островов Торресова пролива.
Историю о Сиври рассказал мне Маммус из племени тьонгандьи. Он показал мне землю своего племени, когда я в 1934 г. второй раз приехала в миссию Мапун. Тьонгандьи населяли южную часть дельты реки Батавии. На их земле сорок или пятьдесят лет назад была основана миссия Мапун.
В нескольких милях к югу от устья Батавии земли тьонгандьи кончаются. Границей служит речка Лянганама (Джани Крик). К югу от нее жили аборигены племени юпангати (нгерикуди). Теперь остатки этих племен живут в поселении при миссии.
Река Лянганама считалась священным религиозным центром, или «местом мифов», и была связана с культом Сиври и Ньюнгу — культурных героев и тотемических предков, почитаемых у юпангати и тьонгандьи. Аборигены говорят, что Сиври в эпоху мифов переселился в Папуа, а Ньюнгу—на остров Маубияг. Мы с Маммусом остановились лагерем на северном берегу Лянганамы, неподалеку от тотемического центра Сиври, или «земли Сиври». Гуляя как-то утром вдоль реки, я увидела в ней ниже по течению предмет, который показался мне похожим на лодку. Вечером его не было видно; во время прилива  он скрывается под водой. По словам Маммуса, это была лодка, та самая, которой пользовался Сиври и которую он здесь оставил: она «превратилась в камни». При более близком знакомстве «лодка» оказалась кучей огромных камней причудливой формы. С берега, если смотреть под определенным углом, очертания этих камней действительно напоминают лодку из коры. Плоский участок земли позади лагеря, между рекой и берегом залива, был показан мне как земля для танцев или «иргы»— место, где Сиври исполнял свои танцы.
Во время отлива мы переправились через реку, чтобы посмотреть «землю Ньюнгу» на южном берегу. Глубокое русло реки близко подходит к сеное дерево. Когда дочери Ньюнгу проходили мимо, они увидели на земле тень Сиври, сидевшего на дереве.
—О! Неужели это ты? Зачем ты пришел?
— За вами!— сказал Сиври.
Он слез с дерева и посадил девушек в лодку. Затем он оттолкнулся от берега веслом. Ручей был полон воды, так как было время прилива. Лодка пошла вниз, скоро вышла из ручья, а
потом из реки в море. Лодка шла сама, грести не приходилось. В том месте на берегу ручья, где Сиври оттолкнулся веслом, образовался глубокий водоем (кага). Он и сейчас есть там, недалеко от стоянки Ньюнгу. У одной из девушек была больная грудь, и Сиври оставил fry Красного мыса (напротив острова Краба). Другую он оставил на Красном острове, потому что там разбилась его лодка.
Потом Сиври просто шагнул одной ногой в море, и там образовался остров; тогда он сделал еще один шаг, и другой остров появился в море, потом еще и еще. Везде, где он ставил Ногу,
появлялись острова или песчаные отмели. Так он создал острова Торресова пролива. Он пришел на остров Маубияг и научил местных жителей своему танцу.
Когда Сиври отправился на остров Маубияг, его дети-чайки стали плакать:
— Что мы теперь будем делать? Наш отец ушел от нас! Лучше мы превратимся в чаек и полетим за ним! А другие его дети сказали:
— Мы не можем лететь! Лучше мы превратимся в рыб и птиц и останемся здесь! А Сиври сочинил песню о своих детях, которых он оставил позади, на материке. Это песня о детях, оставшихся позади:


Продолжение »