Сказки народов мира

Закажи книгу, где твой ребёнок будет главным героем!

Сказки и мифы Австралии

черная змея

Следующие две истории записаны со слов женщин. Ведь только жен­щина может так подробно рассказать о рождении ребенка — процессе, являю­щемся строгим табу для мужчин. Во время родов женщина находится на отдельной стоянке; обычно при этом присутствует несколько родственниц, которые ей помогают, например ее мать, мать ее мужа (она может быть одновременно сестрой ее отца), какая-нибудь женщина из ее клана. Ни один мужчина не должен приближаться к этой стоянке и заговаривать с роже­ницей. Когда муж и жена оказываются вдвоем, как, например, в приведенной ниже истории, муж заботится о жене, находясь на расстоянии: приноси? ей еду в кладет ее так, чтобы женщина могла взять ее. Он не обращается к ней, а говорит как бы в пространство, и женщина так же отвечает ему.
Когда женщина чувствует себя опять здоровой, она возвращается к мужу и приносит ему ребенка. Тогда происходит обряд представления ре­бенка отцу, который так хорошо описали Андьимбан и Накмангквока.

Мин Ювам, черная змея, и Мин Колет, голубь, были когда-то мужем и женой. Они жили на той стороне реки, недалеко от­сюда.
Они говорят:
—  Пойдем в низовья реки и поживем там!
Они идут. Находят мед, вырезают соты, заворачивают их в кору чайного дерева и снова идут. Они подходят к стоянке, со­бирают дрова, разводят огонь и едят свой мед. Затем ложатся и засыпают. Спят.
На следующее утро муж просыпается и кричит жене:
—  Собирайся! Мы сейчас пойдем!
Они идут. Находят мед и вырезают соты.
—  Принеси коры чайного дерева!
Жена идет за корой и сдирает ее, приносит и бросает на землю. Они заворачивают в нее соты и перевязывают веревкой.
—  Теперь пойдем!
Они идут все дальше и дальше... Мужчина говорит:
—  Отдохнем здесь!
Они делают стоянку. Собирают дрова и разводят огонь. Вечером мужчина бьет копьем рыбу и приносит ее на стоянку. Женщина говорит:
—  У нас никогда не бывает плохо с едой, у нас двоих!
Они пекут рыбу в золе. Она печется, они вынимают ее и едят.
—  Переночуем здесь!
Они сидят и все время зевают, зевают, зевают, зевают...
—  Ну, давай ложиться спать!
Они ложатся. Засыпают. Лежат там и спят. Она кричит мужу:
—  Уже светло, мой муж! Теперь нам пора идти, тебе и мне!
—  Посидим немного: рано еще! Не обязательно идти прямо сейчас!
Они сидят в тени.
—  Ну, теперь пошли!
Они идут и идут вниз по реке, пока не подходят к другой стоянке.
Они находят мед, и мужчина вырезает соты. Его жена нахо­дит несколько корней ямса и выкапывает их своей палкой Ее муж кричит:
—  Куда ты ушла?
—  Я здесь! Он подходит.
—  Теперь пойдем!
—  Хорошо!
Они идут дальше. Идут, идут и идут!
—  Корни такие тяжелые: давай отдохнем здесь!
—  Хорошо! Мы переночуем здесь!
Они расчищают землю, утаптывают ее ногами, огонь. Спят.
Рано утром он говорит:
—  А теперь пойдем назад, в верховья реки, к твоему дому!
—  Да, идем обратно, домой, в верховья феки! Они направляются к дому, в верховья реки. Они идут, идут, идут, идут, идут. Наконец они расчищают место и крепко спят.
—  Нам нужно идти!
Он поднимает с земли свои копья, а она берет сумку, палку-копалку, топор и палку для меда.                                                   
—  Мы идем домой!
Они вернулись к своей стоянке.
—  Я сяду здесь и отдохну. Ребенок у меня   внутри такоЯ тяжелый, он тянет меня вниз! Теперь уж скоро он родится!
—  Да! Ты оставайся здесь! А я пойду за   рыбой и поищу корней.
—  Да! Я посижу здесь.одна!
Она сидит там. Становится на колени, садится на пятки.
—  Эй! Эй! Как это долго — родиться! Вот он!—Она держ» руками голову и тело ребенка и направляет его к земле.
—  Вот он.уже почти родился!
—  Унга! Унга!Он родился!
—  Унга!—ребенок кричит.
—  Сейчас я должна сама держать пуповину и сама выкрикивать имена. Кто же будет это делать для меня? Вот я и держ ее сама и выкрикиваю имена!
Она называет имена одно за другим, еще, еще и еще. Пуповина поддается.
—  Юмитья! Юмитья!— кричит она? когда   послед выходит
Юмитья — имя ее мужа .
Она кладет ребенка на кору.
Муж возвращается с рыбной ловли. Женщина видит свое мужа. Он садится на стоянке отдельно.
—  Хотелось бы знать, что это такое?— громко спрашивает он самого себя.
—  Это ребенок-мальчик!— громко говорит женщина. Она ворит, ни к кому не обращаясь, она не может обратиться к нему из-за табу. Она некоторое время сидит, потом   ложится крепко спит. Ребенок лежит рядом. Он кричит. Мать берет его и прикладывает к груди. Молоко подходит, и ребенок сосет.
Пять дней женщина лежит, отдыхая; кровотечение еще про­должается. Муж приносит ей корни, все время одни и те же. Они не едят рыбы. Рыба запрещена, чтобы ребенок.не заболел и не умер. Мужчина печет ямс на костре; когда корни готовы, он вынимает их и кладет недалеко от женщины. Она подбирает их там, где он положил. Часть корней мужчина съедает сам. Они устраиваются на ночь на расстоянии друг от друга.
Теперь кровь уже не течет.
—  Я покончила с этим!—говорит она самой себе громко.
На следующий день мужчина идет за рыбой, бьет копьем рыбу и идет с ней в тень. Потом собирает дрова, отрывает у рыб головы, готовит и ест маленькую рыбёшишку и маленького сома, часть рыбы он откладывает в сторону — на вечер.


Продолжение »